Василий Шулбаев: Почему к Таштыпскому району отношение у наших соседей как к банановой республике?

  • 11 мая 2017 13:58
  • Просмотров: 2674
Фото: tashtyp3.ru Фото: tashtyp3.ru

На сессии депутатов Таштыпского района Хакасии рассмотрели блок вопросов, который касался не менее важного – водных ресурсов, а точнее варварского уничтожения лососевых рыб в реке Абакан. Докладывали директор ГКУ РХ «Дирекция по особо охраняемым природным территориям Республики Хакасия» С.Г. Бодренко и начальник отдела государственного контроля, надзора и охраны водных биологических ресурсов по РХ Н.Н. Кислов, сообщается на tashtyp3.ru.

Не секрет, что гордость сибирских рек – хариус, таймень и ленок– измельчали и численность их сократилась до минимума.

Один из способов восстановить популяцию лососевых – искусственное зарыбление. Оно успешно производилось в реке Енисей. Но вот верховий Абакана еще не касалось. Сейчас зарыбление произведут именно в верховьях Абакана, где находятся места естественного нереста рыбы. В Абакан выпустят 19 миллионов 980 тысяч штук мальков лососевых. Но мера не будет действенной, если не ввести запрет на вылов рыбы все в тех же верховьях. Запрет коснется участка от Ады до истоков Абакана, включая его притоки.

Озадачили всех названные цифры, прозвучавшие в докладе Н.Н. Кислова:

– В 2016 году составлено 525 протоколов по нарушению водоохранного законодательства, в Таштыпском районе – 47. Взыскано около миллиона рублей штрафов, средства от штрафов поступили в бюджет республики. Немаловажную роль в сокращении популяции играет и то, что теперь и верховья реки, ранее труднодоступные, стали вполне досягаемы для владельцев внедорожников, вертолетов, квадроциклов, маломерных судов. Запрет же на вылов рыбы автоматически позволит ввести на период нереста запрет на движение любых судов по реке. К нарушителям запрета будут применяться штрафные санкции.
Такая мера необходима – уже в этом году было возбуждено 13 административных дел, они направлены в суд, протоколы рассмотрены, конфисковано 5 орудий лова.

В зале эти цифры вызвали неоднозначную реакцию:

– Что, всего 13 браконьеров с начала года?

Николай Николаевич пояснил, что теперь инспекторы рыбоохраны не правомочны наказывать за продажу рыбы на рынке, даже если эта рыба заведомо – браконьерская. Плюс к тому – рейды по верховьям Абакана обходятся бюджету недешево. Да и численность рыбоохраны невелика.

– А нарушители-то кто? – голос из зала. – Кемеровчане в основном. У наших такой техники нет, чтоб до верховьев дойти. Основная часть населения рыбачит на удочку. Но есть те, кто работает по найму у тех же кемеровчан, они их забрасывают в тайгу и они ловят рыбу. И вот те 47 протоколов вы должны составить за один рейд. Нарушений гораздо больше.

Согласный и возмущенный гуд подтвердил правильность реплики. Докладчик возразил:

– Есть среди нарушителей и жители Таштыпа и жители Абазы. Но признаю, что те 13 протоколов, что составлены в этом году – это действительно жители Кемеровской области. Не стану называть имена, чтобы никого не обидеть.

Прения прекратил глава района Василий  Шулбаев, подытожив вопрос об охране водных богатств.

– В 2002 году, я вернулся в свой родной район, и помню, что тогда действительно можно было поймать на удочку ведро рыбы за день. И вот какую картину я теперь наблюдаю, у нас серьезно усилили природоохранные органы, и казалось бы все должно работать крайне действенно. Но рыбы-то с каждым годом все меньше. В этом году я был на реке Абакан, поднимались до Горячего ключа. И вот в районе Тишей, на участке, взятом под пасеку... никакой пасеки нет, стоят основательные строения, с вертолетными площадками. А кемеровчане в тайге набили такие дороги, что могут до Канасука добираться на УАЗиках. И хозяйничают в тайге безраздельно. Вот еще пример, введен запрет в Таштыпском районе на отстрел косули. Мы не стреляем, а миграционные пути животного изучены? Она же идет в районы, где отстрел разрешен. Почему при введении таких запретов не учитываются интересы территории, и почему отсутствует комплексный подход к решению проблемы? Что мешает вам работать активно? Почему к Таштыпскому району отношение у наших соседей, как к банановой республике? Этого никто не позволит.

Ответа от докладчика не последовало. А между тем засилье в нашей тайге, на наших реках браконьеров с сопредельных территорий – вопрос немаловажный. Гость хорош, если хозяевам не мешает – гласит народная мудрость. Кемеровчане похоже эту мудрость забыли.

Подтвердил это и следующий докладчик Александр Соснин, заместитель начальника отдела федерального государственного охотничьего надзора в области охраны объектов животного мира Госкомитета РХ по охране животного мира. Но сначала цифры и факты, прозвучавшие в докладе.

Госохотнадзором в 2016 году заведено 618 административных дел по факту нарушения природоохранного законодательства, на территории района – 82 дела, в 2015 году – по району было 95 административных дел. Снижение числа нарушений – ужесточение законодательства. Выросла сумма штрафа, а так же введена такая мера, как лишение права на осуществление охоты. В прошлом году 12 человек попрощались со своими охотничьими билетами на срок до 3 лет.

– Анализируя, можно сказать, что уменьшается и количество незаконно добытых животных. Это объясняется тем, что сумма возмещения ущерба, нанесенного животному миру выросла в 3-4 раза, – отметил докладчик.

А дальше последовала речь, которую нельзя не привести полностью.

– Депутатами правильно был задан вопрос по тому, что творится в верховьях Абакана. Скажу, что только на одном Канасуке мы за один рейд составили 39 административных дел по нарушению режима природного парка и за незаконный вылов рыбы. Кемеровчан не щадили. Хотя они такой народ, что с ними очень непросто работать. Они в нашей тайге считают себя полными хозяевами. Мы проводили анализ с сотрудниками природного парка «Хакасия», так вот, в день летом по реке проходит от 40 до 120 лодок. И если идет лодка, то она напичкана удочками, как еж колючками. И каждый такой «турист» везет минимум ведро. Посчитайте, сколько рыбы от нас вывозят. И вводимый запрет на вылов, связанный с зарыблением – дело необходимое. Подобные меры принимались на Красноярском водохранилище, сегодня там популяция пеляди полностью восстановлена. Без запрета на вылов – все потуги будут тщетны. Каждый рыбак знает, что именно молодь первой и лезет на удочку. Кемеровчане не брезгуют ничем, берут и молодь.

Сложность же работы с пришлыми вот в чем, если раньше соседи шли через Канасук, теперь едут и через Албаз, и через Иксу, и такие дороги набиты, что нашей трассе Абакан – Ак-Довурак фору дадут. Естественно, терпеть это никто не будет. Сейчас принята такая мера, как организация постов на реке. Уже в мае планируем провести ряд рейдов по Абакану...

Тут же на сессии поступило предложение от заместителя прокурора провести совместный рейд по Абакану.

– Мы это сделаем с большим удовольствием, – ответил Александр Павлович, – Нам легче будет работать. Объясню, если рейд проводят только сотрудники рыбоохраны или охотинспекторы, кемеровчане с нами даже не разговаривают. Люди они непростые. В прошлый раз мы взяли в рейд ОМОН и никаких проблем с составлением протоколов не возникло.

Вера Дмитриевна Сазанакова внесла предложение о заключении соглашения с природоохранными и правоохранительными органами Кемеровской области. Предложение поддержали. Похоже, давно назрела ситуация, которую в одиночку район решить не в силах, уже потому, что речь идет о землях Гослесфонда, находящихся вне границы полномочий районной власти.

Задавали вопрос и по тем самым «пасекам – не пасекам», что стоят в тайге. Законны ли они? Оказалось, что несмотря на их внешнюю капитальность – это все временные строения, построены без фундамента, а значит имеют право существовать.

Музыкой для сердца прозвучал рассказ В.В. Шуркиной, заместителя директора по научной работе заповедника «Хакасский». Порадовало особо то, что вскоре наш заповедник станет еще и биосферным, к этому статусу его работники шли несколько лет. И вот добились.

Этим выступлением и была завершена самая острая и напряженная часть сессии. Проект решения был принят за основу, голосовали за него единогласно. Но вопросов, не заданных даже на такой расширенной сессии, осталось масса. К примеру, а почему в районе нельзя ввести единицу рыбинспектора, во времена Союза такой был. Да, страна и республика сейчас существуют в условиях жесткой оптимизации. Но ведь экологическая безопасность, сохранение природных богатств и разумное их использование – это необходимое условия для стабильного существования любого региона. Вот только прежде чем природные богатства района с полной отдачей начнут работать на бюджет, необходимо преодолеть массу проблем, которые в одночасье не разрешить. Если вдуматься, каждый из рассмотренных сегодня вопросов мог бы стать темой для отдельного заседания. Да, думается и станет. Их с повестки дня власть и исполнительная, и законодательная не снимает. А если проблема не замалчивается, значит рано или поздно она будет решена.

Наталья Ковалева


Наш канал в Telegram