«Хитрая заначка правительства»

  • 15 июля 2017 08:52
Фото: ИА «Росбалт» Фото: ИА «Росбалт»

Новое бюджетное правило призвано защитить Россию от дефолта при любом кризисе и падении цен на энергоносители, уверяют власти.

Депутаты Госдумы одобрили в пятницу во втором чтении правительственный законопроект о так называемом новом бюджетном правиле. На самом деле, подобные схемы вводились в России уже трижды. В первый раз это было сделано с подачи прежнего главы Минфина Алексея Кудрина и, как уверяют чиновники, именно благодаря бюджетным правилам каждый новый кризис в России не заканчивался дефолтом.

Основная цель бюджетного правила — тратить из казны не больше фиксированной суммы нефтегазовых доходов, а дополнительные деньги от продажи энергоносителей складывать в копилку (опять же на случай очередного кризиса).

Новую схему применят при формировании бюджета на 2019 год. Согласно документу, в бюджете зафиксируют цену на нефть в 40 долларов за баррель с ежегодной индексацией на 2%. Сейчас при верстке бюджета правительство также фиксирует цену на нефть, но в случае ее серьезного колебания в течение года чиновникам приходится обращаться к Госдуме с просьбой переписать бюджет — в последнее время такие корректировки случаются дважды в год. Введение правила позволит перейти к более точному бюджетному планированию, рассчитывают на Охотном ряду.

 При обсуждении законопроекта в первом чтении замглавы Минфина Владимир Колычев назвал бюджетное правило «лекарством от нефтяной зависимости». «Бюджетные правила фиксируют определенный уровень цен на нефть таким образом, что колебания на мировых рынках перестают значимо влиять на внутренние экономические условия», — отметил замминистра.

Другими словами, предельный объем расходов бюджета в течение года не может превышать суммы нефтегазовых доходов, рассчитанных исходя из базовой цены на нефть и газ, а также прогнозируемого курса доллара к рублю, объема ненефтегазовых доходов и расходов на обслуживание государственного долга. 

Если цена на нефть окажется выше 40 долларов, дополнительные доходы от ее продажи направят в Фонд национального благосостояния (ФНБ). Вариантом первого чтения эти деньги предлагалось направлять в Резервный фонд, то есть в правительстве предлагали фактически отказаться от ФНБ. Для этого ведомство хотели отменить ныне действующую нормативную величину Резервного фонда (7% ВВП), по достижении которой средства направляются в ФНБ, что позволило бы использовать их для пополнения Резервного фонда.

Однако при доработке проекта ко второму чтению оба фонда решили объединить на базе ФНБ — это должно произойти до 1 февраля 2018 года. Средства ФНБ можно будет использовать, в том числе, на обеспечение сбалансированности страховой пенсионной системы и софинансирование добровольных пенсионных накоплений, а также покрытие дефицита бюджета.

 Если резервы ФНБ превысят 5% ВВП на конец очередного года, использование его средств на эти цели предлагается ограничить объемом недополученных нефтегазовых доходов, а если такие активы будут меньше 5% — то 1% ВВП. До достижения объема ФНБ планки в 7% ВВП не допускается размещение его средств в иные финансовые активы, за исключением начатых до 1 января 2018 года самоокупаемых инфраструктурных проектов, перечень которых утвержден правительством, и начатых до 1 января 2018 года проектов Внешэкономбанка, пояснили в Госдуме.

Между тем, в комитете Госдумы по бюджету и налогам уверены, что в долгосрочной перспективе Россия должна приготовиться к падению цен на нефть до 30-35 долларов за баррель. «Сланцевая революция» обеспечит эту цену, научно-технические разработки дают возможность снижать издержки. А издержки у нас, в нашей нефтяной промышленности, к сожалению, только увеличиваются, не снижаются», — пояснил при обсуждении документа глава комитета Андрей Макаров.

Против введения бюджетного правила выступили три парламентские фракции — КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Думской оппозиции не нравится сам подход к распоряжению нефтяными деньгами. Они полагают, что разумнее было бы вкладывать их в реальную экономику, а не «складывать под подушку», которая к тому же хранится на Западе.

«Мы еще три года назад советовали вам взять 7 трлн рублей и вложить их в реальный сектор экономики, построить заводы, фабрики, чтобы страна жила за счет прибыли этих предприятий. Нам тогда сказали, что мы проедим эти деньги, и спросили, что мы будем есть дальше. Вот теперь проели Резервный фонд, не построив ни одного завода, ни одной фабрики — ничего, просто проели, без результата. И сейчас вы предлагаете объединять фонды. А что объединять, если в Резервном фонде ничего не осталось?», — раскритиковал Минфин депутат Госдумы от КПРФ Николай Арефьев.

 «Российская Федерация увеличила объем вложений в ценные бумаги правительства США на 22,4 млрд долларов. Таким образом, мы развиваем экономику другой страны, которая растет также благодаря сланцевой нефти, вопреки прогнозам о том, что этого никогда не произойдет», — возмущался либерал-демократ Владимир Сысоев. Другие депутаты добавляли к сказанному, что мы инвестируем и храним резервы в странах, которые вводят против нас санкции.

Александр Ремезков из «Справедливой России» подсчитал, что благодаря бюджетному правилу, Минфин «отщипнет» 77 млрд рублей, которые будет тратить по своему усмотрению. «Вот такая хитрая заначка правительства получается из государственных финансов», — сказал депутат. Он также заметил, что запланированное сокращение бюджетного дефицита с 1,6% ВВП в 2018 году до 0,8% в 2020 году станет возможным только в случае сокращения расходов госказны.

Однако Владимир Колычев заверил депутатов, что даже в случае падения цен на нефть до 33 долларов за баррель у России не будет проблем. «На конец года прогнозируется, что средства в (резервных) фондах составят примерно 4 трлн рублей, этого достаточно, чтобы компенсировать непродолжительные отклонения цены на нефть», — заявил замглавы Минфина.

Другими словами, правительству важнее не допустить дефолт, чем вкладывать деньги в реальный сектор. Тем более, как заметила единоросс Надежда Максимова, проблема не в жадности чиновников. «Дело в том, что те деньги, которые вкладываются, не всегда эффективно используются и по целевому назначению. К сожалению, они не дают той отдачи, на которую мы рассчитываем», — посетовала депутат.

Елена Земскова, ИА РосБалт