Центробанк доигрался с рублем

  • 17 июля 2017 09:03
  • Просмотров: 1371
Фото: Shutterstock Фото: Shutterstock

В третьем квартале 2017 года ожидается рекордный дефицит текущего баланса, который приведет к падению курса нацвалюты

ЦБР в шоке от случившегося в июне дефицита по текущим счетам платежного баланса. Недельный рейтинг проектов новых налогов с населения. Высочайший рейтинг убыточного банка.

Рекорд «двойного дефицита»

ЦБР  опять в шоке. После высокого уровня инфляции в июне – отрицательное сальдо текущих статей платежного баланса во II квартале 2017‑го. Это рекордная «дыра» для второго квартала за 20 лет – последний раз такое было в 1997–1998 годах, перед кризисом. С тех пор квартальный дефицит текущего баланса наблюдался только раз – в III квартале 2013‑го. После значительного профицита в I квартале 2017‑го ($23,3 млрд, что в 1,8 раза больше, чем год назад) неожиданно получить минус $0,3 млрд (год назад было плюс $2 млрд) – это действительно сюрприз. Такого не ожидал никто – консенсус-прогноз Bloomberg давал второму кварталу +$3,2 млрд. Удар по российскому текущему балансу прошел по двум направлениям – на $10+ млрд увеличился импорт (почти на четверть при стабильном экспорте), и упал баланс инвестдоходов (в 1,5 раза меньше дивидендов пришло в страну и в 1,5 раза больше – ушло). В первом случае ясно: рост импорта – прямое следствие завышенного курса рубля. Во втором – инвесторы спешат перевести свои деньги в валюту, пока та еще дешева и рубль не упал. Эти $20 млрд потерь банки перевели в валюту и, вероятно, вывезли за границу. ЦБР доигрался с курсом. Теперь мы живем в условиях «двойного дефицита» – бюджета и текущего баланса. Неприятная ситуация отсутствия возможностей для маневра. Как отреагировали на это власти? ЦБР сделал вид, что ничего особенного не произошло. А министр экономразвития Максим Орешкин невозмутимо заявил, что

в III квартале 2017-го ожидается дефицит текущего счета в $5 млрд. «По большому счету, это нормальная ситуация», – сказал он. Для любителей делать хорошую мину при плохой игре уточню, что $5 млрд дефицита – это абсолютный рекорд для России с 1994 года, т. е. почти за четверть века (глубже статистику ЦБР не дает). Даже перед кризисом 1998 года дефицит текущего счета был меньше – «всего» $3,8 млрд. Справедливости ради: тогда мы жили в условиях дефицита пять кварталов подряд, тупо удерживая рубль на месте, а сейчас нам обещают пока только два квартала, и рубль уже двинулся в сторону ослабления. Кроме того, +$10,6 млрд импорта означает, что на узком кризисном внутреннем рынке стало меньше места для внутреннего производства – со всеми вытекающими последствиями для т. н. «восстановительного роста» российской экономики.

«Дивидендная субсидия»

 Россиян обложат новыми налогами, а госкомпании – льготами. Минфин посчитал, сколько денег недополучит бюджет, если госкомпании не будут платить государству 50% чистой прибыли по МСФО. Он назвал это «дивидендной субсидией» (новый термин). Только по 4 крупнейшим госкомпаниям («Роснефть», «Газпром», Сбербанк, ВТБ) она составляет 350 млрд руб., или 0,4% ВВП по итогам 2016 года. «Газпром» заплатит только 20% чистой прибыли, Сбербанк – 25%, «Роснефть» – 35% (хотя Путин публично просил Сечина поднять до 50%). Зато ВТБ явно переплатит – 86%, но, во‑первых, его прибыль маленькая, а во‑вторых, в бюджет пойдет меньшая часть дивидендов, а большая – в АСВ, которому (неизвестно почему) передали часть акций ВТБ.

Искусством прятать прибыль госкомпании овладели в совершенстве. Например, «Транснефть» традиционно раскидывает ее по своим «дочкам», после чего все равно требует льгот вслед за «Газпромом» и «Роснефтью». А «Роснефтегаз» (владеет долями в «Газпроме», «Роснефти» и «ИнтерРАО») вообще показал за 2016 год убыток (чисто технический – деньги за продажу акций «Роснефти» ему якобы пришли в январе 2017‑го, а бюджету он их перечислил в декабре 2016‑го) и платить бюджету ничего не будет.

Высший рейтинг ни за что

Российское рейтинговое агентство АКРА присвоило ВЭБу высший рейтинг ААА (RU), прогноз: «Стабильный». Тому самому ВЭБу, у которого 37,9% кредитов и инвестиций в лизинг проблемные (данные АКРА), это «дыра» в балансе больше триллиона рублей (по отчету ВЭБа за 2016 год). Который в прошлом году получил от государства только прямых субсидий на 212 млрд руб. и показал 112 млрд руб. убытков. Основание – «очень высокая вероятность оказания Внешэкономбанку экстраординарной поддержки органами власти по причине очень высокой системной значимости для российской экономики и определяющего влияния государства на кредитоспособность ВЭБа. Собственная кредитоспособность Внеш-экономбанка не является фактором, влияющим на его кредитный рейтинг». Выдающийся у нас институт развития получился – высокорейтинговый.

Новые налоги: конкурс проектов

Конкурс «Как лучше отнять деньги у населения» продолжается. На этой неделе – 3 номинанта:

3. ЦБР и Минэкономразвития со своей концепцией ИПК – индивидуального пенсионного капитала. Глава ЦБР Эльвира Набиуллина заявила, что надеется на скорое внесение закона в Думу. Похоже, там остался нерешенным только один вопрос – как заставить население платить. Минфин придумал ввести автоплатеж через перезаключение трудовых договоров, а Минтруд говорит, что это смешение трудовых отношений с гражданско-правовыми и введение в трудовой договор третьей стороны – Пенсионного фонда. Вопрос пока не решен. В перспективе это до 6% от фонда зарплаты.

2. На совещании в ФАС прозвучало предложение обложить все интернет-покупки в зарубежных магазинах НДС, что приведет к их удорожанию на 18%. Это якобы обеспечит равные условия российских и зарубежных площадок. Авторы предложения только забыли, что такое НДС. Ведь у российских площадок входящий НДС будет приниматься к вычету, а у иностранных – нет. Так что это даст не равенство, а явный протекционизм в пользу наших площадок. За счет покупателя, конечно.

1. Первое место получает предложение РСПП (точнее, наших сотовых операторов) ввести налог на услуги сотовой связи в размере 3–5% в месяц. С абонента, конечно. Это даст 50–85 млрд руб. в год для реализации «закона Яровой». Он якобы нужен для нашей безопасности, а на самом деле – для того, чтобы спецслужбы следили за нашей перепиской и общением. Странный налог, это ведь капля в море. На реализацию этого закона, по оценке ФСБ и Минкомсвязи, нужно 4,5 трлн руб., а по последней оценке РСПП – 17,5 трлн руб. (это больше годовых расходов федерального бюджета). Для оплаты реализации этого закона нужно повысить тарифы на сотовую связь минимум на 90%, считает РСПП. Затраты на каждого абонента составят 3 350 руб. Вы почувствуете себя в безопасности, заплатив эти деньги? Проект отложения введения «закона Яровой» на 5 лет обсуждался в правительстве и не был принят из-за возражений – догадайтесь кого? – да, конечно, ФСБ.

«И был прекрасный эконом...»

Минфин опубликовал проект своей политики на ближайшую трехлетку. Смысл его – всеобщее урезание во имя ликвидации первичного дефицита (т.е. без учета расходов на обслуживание госдолга). Цель достигается Минфином досрочно, уже в 2019 году. Цена – сокращение расходов бюджетной системы на 3% ВВП – с 35,1% в 2017-м до 32,1% в 2020-м. Более половины экономии – за счет самой большой статьи бюджета, социальной политики. Номинально социальные расходы чуть увеличатся, но потеряют 1,7% ВВП. По 0,5% сбавят оборонные расходы и расходы на нацэкономику (бесконечные субсидии госкомпаниям). Остальное сокращение размазано примерно по всем остальным. Несмотря на все усилия Минфина по повышению собираемости налогов, доходы все же упадут – на 1,8% ВВП. Общий дефицит бюджетной системы к 2020 году сократится до 1% ВВП. Экономия на всем, что может позволить себе финансовое ведомство, и больше никаких идей.

Журнал Профиль