Противостоять Сбербанку и следственному комитету трудно, но жительница Хакасии попробовала

  • 15 января 2018 08:59
  • Просмотров: 6822
Противостоять Сбербанку и следственному комитету трудно, но жительница Хакасии попробовала

История, рассказанная обратившейся в редакцию ИА «Хакасия» Галиной Резниковой, удивляет и не удивляет одновременно. С одной стороны, учитывая, в какой стране живем, нисколько не удивляет поведение банка-монополиста. С другой стороны, удивляет настойчивость и принципиальность простого человека в борьбе с системой.

Долгая история тяжбы простого гражданина со Сбербанком, следственным комитетом и прокуратурой с привлечением судебных инстанций началась в октябре 2014 года. Галина с мужем взяли в Сбербанке по кредиту в 200 тысяч — нужно было дочери помочь. При взятии кредита пришлось согласиться со страховкой.

«Мы поняли, что без страховки не дадут, потому что менеджер Зотова сказала, что у них такая практика выдачи кредитов», - говорит Галина.

Обернулись быстро — уже 10 декабря погасили и написали в произвольной форме заявление о возврате страховых сумм.

«Обслуживание не понравилось. Это одна из причин, по которой быстро погасили кредит», - пояснила заемщица.

В январе 2015 года супруги Резниковы пришли в Сбербанк, чтобы вернуть деньги, заплаченные за страховку, где они узнали: никаких заявлений о возврате страховых сумм от Резниковых не поступало. Супругам предложили подписать новые заявления, из которых они узнали, что могут получить лишь 57,5% от суммы, внесенной за подключение к программе страхования.

Не согласившись с полученной суммой, Резниковы подали в мировой суд. Однако адвокат указал неправильный адрес в исковой заявлении. В итоге на рассмотрение в суд Резниковы приглашения не получили и в суде не присутствовали и, соответственно, иск проиграли.

Резникова написала апелляцию, но, как неоднократно ей говорили юристы, у какого-либо другого банка суд реально выиграть. У Сбербанка практически нет.

Однако в ходе рассмотрения апелляционного представления юрист из Сбербанка приложила копии заявлений, согласно которым Резниковы, оказывается, могут вообще не страховаться, либо застраховаться в другой компании. Ну и самое главное: что Резниковы согласны к подключению программы страхования. Странно, но Галина и Владимир что-то не припомнили, чтобы подписывали подобные заявления. Супруги обратили внимание, что почерк и подписи на документах принадлежат явно не им, это видно даже визуально.

Галина пошла на принцип: написала жалобу в Нацбанк, потом в прокуратуру.

Из Нацбанка жалоба была перенаправлена в Сбербанк, откуда пришел ответ, что виновные наказаны. То есть все-таки они были?

Прокуратура, естественно, причин для принятия мер прокурорского реагирования не усмотрела. Апелляция была проиграна. Однако Резниковы обратились на кафедру криминалистики юридического права ХГУ, где специалист, имеющий специальную лицензию, провел почерковедческую экспертизу. Но так как были предоставлены копии, то работа над образцами почерка обозначилась как «исследование», а не как «экспертиза».

Тем не менее выводы эксперта были однозначны: подписи супругов кто-то подделал. Резникова уверена: сделала это менеджер Зотова, работавшая с ними.

«Если я неправа - пусть она напишет на меня заявление за клевету с проведением почерковедческой экспертизы», - говорит Галина.

Первоначально клиенты Сбербанка пытались решить дело в гражданско-правовом русле: обратились в мировой суд о пересмотре ранее вынесенного судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам. Однако представитель Сбербанка указала, что почерковедческое исследование не является вновь открывшимися обстоятельствами, последнее устанавливается только судом. На основании этого Резниковым было вновь отказано в возврате страховых средств.

Для того чтобы доказать, что в заявлениях были подделаны подписи, 3 сентября 2016 года супруги обратились в следственный комитет, требуя наказать виновных. Когда все сроки для ответа вышли, Резниковы подали в суд на бездействие следователя Бегиева, но суд проиграли: суд устроило такое доказательство со стороны СК, как реестр, заверенный только штампом Абаканского МСО, без подтверждения штампа почтового отделения о принятии данного реестра 9 октября 2016 года.

Зато в Абаканском городском суде истцы наконец смогли получить на руки отказ в возбуждении уголовного дела от 9 октября 2016 года — помощник судьи сделала все копии, из которых следовало, что в этот день следователь инициировал проверку и в тот же день вынес решение, которое, как и предполагалось, было однозначным: в возбуждении уголовного дела отказать. Одна из причин — пояснения Зотовой, мол, не виноватая я, подписи не подделывала. Вторая причина — почерковедческое исследование не может считаться доказательством, поскольку проводилось по копиям. В свою очередь, оригиналы документов хранятся в Сбербанке в Новосибирске и затребовать их можно только в рамках уголовного дела. А дела нет. Вот такой замкнутый круг.

После этого Резниковы снова подали в суд, на этот раз о признании незаконным постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела. Постановлением суда от 21 марта 2017 года решение следователя признано незаконным. Несмотря на то что на суде прокуратура, со слов Резниковой, «стояла за следственный комитет просто стеной».

Однако 3 мая Бегиев вновь выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Неугомонные Резниковы вновь оспаривают это решение в суде. Но до тяжбы дело не дошло, так как вынесенное постановление следователя отменено его руководством СК 2 июня.

Однако уже 5 июня Бегиев новь выносит постановление об отказе и вновь Резниковы идут в суд. 12 июля постановлением суда очередной отказ Бегиев в очередной раз признан незаконным.

24 августа Бегиев новь проявил настойчивость и вновь отказал в возбуждении дела.

Когда же Резниковы пожаловались на следователя его руководству и попросили сменить следователя, им пришел ответ за подписью и.о. руководителя СО по Абакану СУ СК РФ по РХ Е. Соколова, что оснований для отстранения следователя нет.

Тогда Галина пошла на прием к и. о. руководителя Роману Вихлянову. Он, наконец, Бегиева отстранил, отменил вынесенное им постановление об отказе и назначил нового следователя М. Свиридова, который провел проверку за две недели, изменил квалификацию статьи и вынес решение: материалы по подследственности передать в УМВД по Абакану.

Галина уверена: тягомотина длилась специально, чтобы вышли сроки привлечения виновных к уголовной ответственности. Что, собственно, и вышло: из УМВД пришел ответ: в возбуждении уголовного дела отказать за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

«У меня риторические вопросы: почему Бегиев в постановлении от 9 октября 2016 года пишет о выделении материалов дела в отдельное производство, но не направляет их в МВД? Почему следователь Свиридов провел работу за две недели, а Бегиев не мог сделать за год? Почему, когда я обратилась в прокуратуру, они не передали мое заявление, в котором я указывала на совершение уголовного преступления, в полицию по подследственности?» - вопрошает Резникова.

Свои около 20 тысяч Галине вернуть так и не удалось. Она на это и не рассчитывала особо.

«Я просто хочу, чтобы те, кто обращаются в Сбербанк, хорошо смотрели то, что подписывают и не оказывались на моем месте», - говорит Резникова.

Р.S. Несколько вопросов ИА "Хакасия" были адресованы в Сбербанк, сейчас ждем ответа.