Кто поднялся на ваучерах: за кулисами приватизации 90-х

  • 01 июля 2018 04:33
  • Просмотров: 2297
Фото: Zzackon.ru Фото: Zzackon.ru

Почему ваучер «стоил» сперва как две «Волги», а потом – как две бутылки водки? В этой и других загадках приватизации разбирался «Собеседник».

11 июня 1992 года была одобрена программа ваучерной приватизации. Ее идеолог Анатолий Чубайс обещал: каждый россиянин получит «по две «Волги». Что из этого вышло, помнят все. А что было за кулисами?

Надо было быстрее

В кратчайшие сроки создать «эффективных собственников» – таков был главный лозунг приватизации. Курс был взят еще до развала СССР: летом 1991-го Верховный Совет РСФСР принял ряд законов, позволявших выкуп госпредприятий и требовавших ускорения процесса. Но идея раздать всем ради этого по ваучеру была не единственной.

– В Верховном Совете тогда заметным человеком был Петр Сергеевич Филиппов, – рассказывает научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин (в 1992-м представитель правительства в ВС и член Совета по предпринимательству при президенте, а с 1994-го министр экономики). – Он придумывал, как провести приватизацию, создав именные записи: кто что получил. Но было ясно, что для той реформы, которую затеяли мои друзья-реформаторы, это не подходит: было крайне важно, чтобы рынок был открытым и чтобы можно было потом осуществлять обмен...  

– Первоначально в законе предполагалось открытие персональных приватизационных счетов, – уточняет экономист Андрей Нечаев (с 1992-го министр экономики РФ). – Но когда Чубайс (глава Госкомимущества, позже вице-премьер. – Ред.) и его команда – те, кто занимался приватизацией – запросили Сбербанк, сможет ли он взять на себя техническое решение задачи, им ответили: на это потребуются 2–3 года и серьезные вложения. Задача-то и впрямь была глобальная – открыть счет на каждого гражданина страны, включая грудных младенцев, и учитывать полученные человеком акции и т. д. Ждать столько не могли по политическим соображениям. И выбрали чешский опыт. Но по сути это был плод многих компромиссов. В частности, между исполнительной властью и оппозиционным к ней Верховным Советом.

Почему 10 тысяч

Было напечатано 150 млн ваучеров. На каждом красовалось: 10.000 рублей. В сущности, это были копейки. Если 1$ в июле 1992-го стоил 161 руб., то к концу октября уже тянул на 398 руб. 

Ваучеры раздавались на предприятиях, в отделениях Сбербанка и в ЖЭКах. За оформление надо было заплатить 25 руб.

– 10 тысяч – это была идея Чубайса, – вспоминает Нечаев. – Он считал, что люди с бо́льшим уважением отнесутся к ваучеру, если на нем будет стоять некая денежная сумма. На самом деле номинал не имел никакого значения. Ваучеры обеспечивались приватизируемым имуществом. И реальная стоимость каждого определялась тем, сколько и каких акций вы на него получали. Понятно ведь: акции «Газпрома» – это одно, а механического завода в селе Пупкино – совсем другое.

– Шел 1992-й, стремительно падало производство и дико росли цены, – замечает Ясин. – Если вы проводите приватизацию в таких условиях и даете людям ваучеры, вы не можете быть уверенными, что они будут ценными. Даже если изначально они и равнялись чему-то. Поэтому-то никто и не придавал им большого значения. 

Кто куда вложил

Наивно было рассчитывать, что народ, у которого финансовая грамотность и сегодня достаточно низкая, быстро разберется с таким финансовым инструментом, как ваучер. Но, как позже выяснилось, никто из авторов этой программы и не рассчитывал на массовое появление бизнесменов.

Еще более странно, что и крупные экономисты, активно поддерживавшие приватизацию, распорядились ваучерами не лучше, чем простые граждане.

– В моей многочисленной семье, – рассказывает финансовый омбудсмен Павел Медведев (в то время эксперт при президенте Ельцине), – все были уверены, что ваучер надо отдать мне. И что я размещу его лучшим образом. А я был уверен: нет у меня такой возможности. Я ведь не был приближен ни к одной крупной структуре, где мог бы заглянуть за кулисы. В общем, я все их просто продал.

– Я отдал их матери моего зятя. Даже не знаю, что она с ними сделала. – Профессор Ясин распорядился еще более небрежно своим «кусочком» страны.

Средняя цена за ваучер колебалась от 5 до 40$, к 1994-му остановилась на 20$. Но многие продавали его по цене двух бутылок водки. Не меньше было и тех, кто отнес их в чековые инвестиционные фонды (ЧИФ) – их рекламировали: мол там помогут тем, кто не силен в неведомых ранее сферах экономики. В ЧИФах (их было 650) в обмен на ваучер выдавали собственные ценные бумаги, обещая золотые горы, но почти все фонды канули в Лету.

Довольно честным и успешным оказался ЧИФ «Альфа-Капитал». Сегодня это инвестфонд в составе «Альфа-Групп», но акционеров у него гораздо меньше, чем те 2 млн человек, которые принесли туда ваучеры в 1990-х.

– До сих пор существуют некоторые ЧИФы (вернее, их наследники), – уточняет Сергей Гернис, представитель Федерального фонда по защите прав вкладчиков и акционеров. – Теоретически можно к ним обратиться... И – узнать, что денег у них нет. Простых людей, хоть что-то выигравших от этого, немного. Это те, кто вложил ваучеры в работающие предприятия, где сами трудились. У меня есть знакомая семья, которая вложила 5 ваучеров в Рязанскую ТЭЦ и уже в 2000-х смогла купить квартирку в Рязани в 18 кв. метров.

только цифры

  • Правительство оценило национальное достояние страны (активы всех госпредприятий) в 4 трлн руб. Из них 1,5 трлн (35%) предназначалось к бесплатной раздаче гражданам.
  • Каждое акционирующееся предприятие (даже «Газпром») должно было выставить на продажу не менее 29% акций за ваучеры. Срок их действия, кстати, был ограничен 31 декабря 1993-го, потом продлен до июля 1994-го.
  • 40 млн граждан вложили ваучеры в акции; ЧИФам доверились 25 млн россиян; 65 млн просто продали свои ваучеры.
  • Рост ВВП Польши после приватизации начался уже через 2,5 года. Россия же лишь к 2004-му достигла уровня 1992-го.

Но был один, который не стерпел

Бывший преподаватель вуза Владимир Кувшинов – кажется, единственный, кто выиграл у Гос-комимущества суд, потребовав обещанные две «Волги».

– После того как Чубайс по телевизору про машины сказал, я ему письмо написал: «Куда посоветуете вложить ваучер?» – рассказывает свою эпопею Кувшинов. – Он, как ни странно, ответил: в Госкомимущество, которое приобретет мне акции.

В ГКИ ваучер у профессора забрали, а акций не дали. Он подал иск в суд. И про обещанные Чубайсом две «Волги» тоже упомянул. А над ним смеются: мало ли кто что где говорил.

Кувшинов настырный. Написал Кириенко (тогда премьеру): как так? А тот ему неожиданно официальный ответ – публичное высказывание руководителя в ранге вице-премьера имеет правоустанавливающую силу.

Профессор и это письмо суду представил... Суд – не поверите – иск удовлетворил: постановил возместить стоимость ваучера (2 у. е.) и выплатить 500 (у. е.) морального ущерба – это, видимо, вместо двух «Волг».

Касты выигравших

Выигравших от ваучерной приватизации можно разделить на три типа. Про основателей ЧИФов мы упомянули. Другой тип – спекулянты: покупали подешевле, продавали подороже. И наконец, те, кто скупал ваучеры массово (за свои и чужие деньги), а потом на чековых аукционах менял их на акции.

О том, куда может привести «мешок ваучеров», уже слагают легенды. Одна из них – о том, как студент Олег Дерипаска скупал ваучеры, топчась у проходной АО «Саянский алюминиевый завод» в Хакасии. А вскоре он уже его возглавил...

Кроме Михаила Фридмана («Альфа-Групп») и Олега Дерипаски, можно вспомнить и поднявшегося на ваучерах главу «Сургутнефтегаза» Владимира Богданова. Из этой же касты и ныне покойный Каха Бендукидзе. За 10 минут до конца аукциона по продаже акций АО «Уралмаш» он вбросил 130 тыс. ваучеров, что принесло ему аж 18% акций...

Сам Чубайс (признался он в одном из интервью) вложил ваучер в Первый ваучерный фонд (ПВФ). Этот фонд известен экспертам тем, что многие его ваучерные вложения превратились во вложения таких глобальных игроков, как Morgan Stanley и CSFB, в акции российских предприятий.

Куда торопились?

Ваучерную приватизацию многие называют преступной. В 2004-м Ходорковский писал: «Они обманули 90% народа»... Неужели все затевалось лишь для того, чтобы передать кучке людей индустрию страны?

– Рассчитывали, что главные цели будут достигнуты: мы получим вместо государственной частную собственность, – выдвигает свои резоны Ясин. – И мы ее получили. Она была сконцентрирована в руках тех людей, которые назавтра становились предпринимателями. И не надо говорить, что специально придумали, как надуть всех остальных! Придумать так, чтобы все остались довольны, было невозможно. Может, не стоило торопиться... Но тогда вопрос стоял иначе: либо мы перейдем к рынку быстро, либо нам не дадут реализовать этот план. 

...9 декабря 1994-го Госдума приняла постановление, где назвала итоги приватизации неудовлетворительными.

Собеседник