Михаил Делягин: Кто и как толкает Россию в пропасть

  • 23 марта 2019 08:13
  • Просмотров: 1269
Фото: ТАСС Фото: ТАСС

Повышение пенсионного возраста, НДС необходимо отменить, а вместо этого — ввести прогрессивный налог

Экономическая политика финансовых властей России с 90-х годов направлена на подавление инфляции искусственным «денежным голодом» в ожидании иностранных инвестиций, призванных обеспечить развитие.

«Денежный голод», призванный через низкую инфляцию и обеспечить комфорт иностранцам, разрушает страну и снижает уровень жизни большинства людей. Создаваемая им стабильность — это «стабильность на кладбище» и, пока общество живо, она неустойчива, так как ведет к росту социальных напряжений. Даже инфляцию удается снизить лишь ненадолго (до 11% в 1997 году перед дефолтом, до 9% в 2006, до 6% в 2011 и 2,5% в 2017 году), так как для поддержания экономики в условиях чрезмерно жесткой финансовой политики приходится прибегать к девальвации, вновь ускоряющей инфляцию.

Загрузка...

В то же время такая политика «стабилизации удушением» дает Западу власть над Россией, так как проводимая там разумная в условиях глобального кризиса политика «дешевых денег» делает связанных с ними субъектов экономики и политики мощнее их российских конкурентов, — в том числе и в самой России.

Обслуживая глобальные монополии, либералы в российском руководстве замалчивают тот самоочевидный факт, что иностранные инвесторы без жесткого госконтроля (а государство не способно на него, так как ослаблено нехваткой денег) заинтересованы не в развитии России, а в выкачивании из нее прибылей, то есть в неоколониальной ее эксплуатации и недопущении возникновения в ней конкурентов.

Кошельки россиян ждет тотальная ревизия

Власть готовится к очередным фокусам с реальными доходами населения

При этом искусственно организуемый в России «денежный голод» делает самыми выгодными для бизнеса (включая иностранных инвесторов) разрушительные финансовые спекуляции, а самой влиятельной силой — финансовых спекулянтов, не заинтересованных в развитии реального сектора как своего конкурента. Такое развитие становится возможным лишь «в порядке исключения», в рамках отдельных проектов за счет сверхусилий государства или бизнеса.

Нехватка денег в экономике рушит банки, провоцирует в них рост воровства (в том числе «от отчаяния»), вынуждает их огосударствление (из 11 крупнейших остался только 1 частный) и безоглядное покрытие государством их триллионных убытков.

В 2017—2018 годах формальная цель стабилизационной политики — низкая инфляция — была в очередной раз достигнута. Сейчас надо не продолжать ее, доводя ее до абсурда и в четвертый раз дожидаясь, пока она перейдет в свою противоположность и вынудит девальвацию рубля, но, опираясь на ее результаты, переходить к развитию: не тщетно ждать иностранные инвестиции, но выпускать свои деньги по формируемой государством потребности экономики (как делают все развитые страны и благодаря чему они и стали развитыми).

За 30 лет бега по кругу пора осознать, что развитие требует принципиально иной политики, чем стабилизация. Ключ к будущему — комплексная модернизация инфраструктуры (первый шаг — восстановление единого технологического комплекса электроэнергетики, модернизация ЖКХ, автодорог, скоростной контейнерный транзит из Китая): она снизит издержки и подстегнет деловую активность.

Для развития жизненно необходимо удешевить кредит (сейчас его ставка выше рентабельности большинства отраслей) и перейти к финансированию под проекты, а не под залоги, заведомо недооцениваемые с учетом всех мыслимых и немыслимых рисков (исключая разве что ядерную войну).

Но для этого надо ограничить финансовые спекуляции: иначе, как справедливо разъясняют либералы, все деньги, как в сентябре 1992 года, уйдут из реального сектора на валютный рынок.

Понятно, что служащие спекулянтам либералы не хотят ограничивать спекуляции, но это — условие даже не развития, а сегодня уже и выживания России. Все развитые страны на нашем уровне зрелости финансовой системы ограничивали спекуляции: без этого у них, как у Латинской Америки, просто не было шанса остаться развитыми. Европа ограничивала финансовые спекуляции как минимум до 80-х годов, США до 1999-го, Япония — до 2000 года. Лучший метод — японский: фиксация структуры активов банков, чтобы спекулятивные операции не могли доминировать над развитием экономики. Это позволяет сделать рост денежной массы гарантированно неинфляционным.

Потом необходимы будут ограничение коррупции (введением органов управления в режим самоочищения, а не борьбой с коррупционерами), ограничение произвола монополий (европейскими нормами: правом ФАС выяснять структуру цены и замораживать цены до выяснения причин при их резких колебаниях) и разумный протекционизм (хотя бы на уровне Евросоюза — сейчас в рамках ВТО мы защищаем свои рынки даже слабее, чем Китай).

Потом необходимо будет с «ручного», кусочно-разрывного по своей сути управления перейти к управлению на основе общих, единых для всех норм, как это было при правительстве Примакова (беда в том, что либералы, похоже, искренне считают лозунг Манежной площади «закон един для всех!» экстремизмом).

Конечно, разумно воспользоваться выводом Крыма из международного права и отменить в нем патенты введших санкции стран, создав интеллектуальный офшор. Это с минимальными затратами сделает его мировым центром свободного программирования и технологического развития, создав в России свою Кремниевую долину, и освободит нашу страну от интеллектуального рабства, в котором нас удерживают глобальные монополии и их внутренняя либеральная обслуга.

Но прежде всего, необходимо ограничить финансовые спекуляции: именно это — ключ к развитию, именно это позволит за год преобразить Россию и обеспечить рост ВВП в 6−8% (в зависимости от динамики и уровня цен на нефть).

И, разумеется, категорически необходима немедленная отмена не имеющих оправдания (кроме разве что организации государственного переворота) мер либерального правительства Медведева, уничтоживших «Крымский консенсус» общества и власти.

Так, по данным отнюдь не оппозиционного «Левада-центра», а вполне уважаемого ВЦИОМ, рейтинг доверия к В.В.Путину упал в результате провозглашения пенсионной реформы с предвыборных 55,3% до 38,3% уже к 24 июня прошлого года, а к началу марта составил менее 33%, достигнув минимального уровня за все время публикации этого показателя — с забытого уже января 2006 года!

Вместо повышения пенсионного возраста сверх времени жизни большинства мужчин в большинстве регионов России надо вывести десятки миллионов людей из «тени» переходом к общепринятой во всем мире прогрессивной ставке обложения доходов.

Якутия: Алмазный край России встал на дыбы

Несправедливость, царящая в Республике Саха, вылилась в многотысячный митинг против мигрантов

То, что окопавшиеся в правительстве либеральные реформаторы не хотят платить налоги «этой стране», не является оправданием для регрессивного обложения доходов граждан, при котором, чем человек беднее, тем больше с него требует государство, удерживая в положении вынужденных преступников около 40% рабочей силы.

Необходимо, пока еще не поздно, немедленно отменить безумное, не имеющее оправдания в условиях профицитного бюджета (с накопленным резервом свыше 10,3 трлн.руб. на 1 марта) и уже ускорившее инфляцию повышение ставки НДС с 18 до 20%.

Наконец, необходима отмена «налогового маневра» (снижения экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты при опережающем повышении НДПИ и акцизов), обеспечивающего рост себестоимости бензина, дотирование НПЗ и ликвидацию рыночных отношений на внутреннем рынке нефтепродуктов России.

Без отмены этих мер, оскорбительных для народа России, и немедленного публичного наказания виновных в обмане высшего политического руководства страны какая-либо созидательная деятельность попросту невозможна. Ведь она будет прямо противоречить обозначенному этими мерами магистральному курсу российской власти на самоубийство, — и на доведение нас и нашей Родины до отнюдь не «Евро», а, скорее, АУЕ-Майдана, ключевым элементом которого может стать уже очевидно проблемная ситуация на выборах мэра Санкт-Петербурга в сентябре 2019 года.

Свободная Пресса