«Запреты властей — это хороший пиар»

  • 04 февраля 2019 00:13
  • Просмотров: 722
Фото: Фотография из личного архива музыканта Фото: Фотография из личного архива музыканта

Руководитель и гитарист группы «Астера» Владимир Тюрин — о «heavy metal с добрым лицом» и его продвижении.

Петербургская рок-команда «Астера» представляет в нашем городе один из самых интересных и красивых жанров альтернативной музыки — классический heavy metal. Сами музыканты называют свой стиль «metal с добрым лицом». В 2018 году группа записала второй номерной альбом «Темный век» и в декабре презентовала его для своих поклонников. В своем интервью «Росбалту» руководитель и гитарист группы «Астера» Владимир Тюрин рассказал о том, почему развитие и продвижение в России тяжелой музыки запаздывает по сравнению с Европой, в то время как рэп покоряет молодежь и телевидение.

— Владимир, расскажите о рождении вашего проекта. Сколько времени у молодого коллектива должно пройти от основания до первого концерта «не для своих»?

— Можно сказать, что проект «Астера» начинался случайно. Я пришел в музыку поздно. Обычно молодые люди это делают в 15-16 лет, а мне, когда я стал играть в своей первой группе, было уже больше двадцати. Я сменил несколько коллективов, увидел, что в них не просматривается ни развития, ни продвижения. В один момент вдруг понял, что хочу посвятить этому свою жизнь и могу сделать лучше, поэтому и основал собственный проект «Астера».

Здесь я являюсь идейным лидером и движущей силой. Я не пишу песни и тексты, но сам занимаюсь продвижением и связями с аудиторией, работой через социальные сети. У нас нет конфликта интересов, нам комфортно работать в команде. Что же касается первых серьезных концертов, то точного ответа нет — может пройти как два дня, так и целая вечность. Если есть свой материал, который можно представить публике, группа может выступить на разогреве у известного артиста, который собирает широкую аудиторию. А может всю жизнь ничего не делать и концертов не давать. У нас первый концерт после основания группы был через два месяца, если мне память не изменяет.

— Можете ли вы охарактеризовать такое явление, как «петербургский метал», и его отличие от московского?

— В Петербурге метала как такового нет, потому что нет ни одной широко известной группы. Можно отметить Amatory, Stigmata, возникшие на волне бума альтернативного метала, но в остальном все сосредоточено в Москве. Это — «Ария», «Кипелов», «Эпидемия», Catharsis. Была в Питере еще группа «Черный кузнец», она и сейчас вполне неплохо себя чувствует, но давно не дает концертов. В нашем городе не очень любят классический heavy metal, в целом жанр вообще переживает кризис, но будущее у него несомненно есть.

— Можно ли с уверенностью сказать, что метал в России не относится к мэйнстриму?

— Безусловно, это не мэйнстрим, хотя и не совсем андеграунд. Непопулярность метала объясняется конфликтом поколений: его сейчас слушают люди в возрасте за 30, а основной потребитель музыки на данный момент — это молодежь, которой не интересна музыка их родителей. Это не хорошо и не плохо, это естественный порядок вещей. Мы, как взрослые люди, поднимаем в творчестве какие-то важные, зачастую трагические, мысли и темы, которые, возможно, чужды юной аудитории.

— Недавно прокатилась волна гонений на популярных артистов и субкультуры, например, запреты выступлений некоторых рэперов. Может ли такое коснуться и вас?

— Такое, конечно, может случиться, и я был бы этому только рад. Это очень хороший пиар, как мы это видим сейчас. До запретов об этих артистах знала только их аудитория, а сейчас знают все. Власть не может справиться с молодежью, в советское время запрещали рок, а сейчас рэп, и так бывает со всем, что мешает управлять людьми.

— В прошедшем телеэфире 31 декабря было шоу «Новогодний квартирник», где появились представители старой рокерской гвардии, а также современные звезды альтернативных жанров. Как вы относитесь к раскрутке с помощью телевидения и хотели бы, чтобы ваша группа появилась на телеэкранах?

— Конечно, такая раскрутка была бы на пользу. Когда метал станет популярным у детей, чьи родители росли на рэпе, он начнет завоевывать телевидение. Рэп сейчас вписался в эту среду, потеснив небожителей нашей эстрады. Но мы были бы рады любому приглашению на телевидение.

— Можете ли вы отметить своих западных кумиров, на которых ориентируетесь?

— Разумеется, на Западе тяжелую музыку делают качественнее и интереснее, там это настоящая индустрия. Мне близки Iron Maiden, Judas Priest из классики, а из тех, что потяжелее и посовременнее — Powerwolf, Sabaton. Было бы хорошо выступить у Powerwolf на разогреве, так как это схожая с нами по стилю группа. Но пока это — лишь мысли, и неизвестно, как скоро их удастся воплотить.

— Как вы думаете, когда в России появится что-нибудь хотя бы потенциально близкое Wacken Open Air (WOA — крупнейший в мире фестиваль тяжелой музыки, проводимый ежегодно в предместьях городка Вакен, на севере Германии)?

— Ничего подобного Wacken Open Air у нас нет и вряд ли когда-нибудь будет, потому что никто не желает ничего делать для популяризации жанра в России. В том числе и флагманы вроде Кипелова и «Арии», которые собирают полные залы. Они этим довольны, зарабатывают свои деньги и не хотят стремиться к глобальным переворотам. Их сложно в этом винить, а мы бы хотели делать что-то для продвижения, но у нас слишком мало ресурсов. Мы выступали на фестивалях «Тамань», «МотоМалоЯрославец», но туда люди приезжают за своими любимыми артистами, и молодой команде это не помогает в развитии.

— На данный момент музыка является для вас основным способом заработка?

— Нет, у нас всех есть основная работа. Дивиденды с концертов малы, но мы надеемся, что когда-нибудь они вырастут. И все, что получаем с концертов, вкладываем обратно в группу. Это в 19 лет тебе ничего не надо, а у взрослых людей (средний возраст нашей группы больше 30) всегда есть потребности, поэтому приходится работать, чтобы вкладывать деньги в музыку.

— Что вы можете сказать об итогах прошедшего года для группы?

— Мы записали второй альбом, который сильнее первого по звучанию и содержанию, также вышли на качественно новый уровень концертов при скромных бюджетах и ресурсах. Важно повышать качество шоу, чтобы оно не было скучным. Зрители приходят получить эмоции, а не просто послушать музыку — за музыкой идут в Филармонию.

— А каковы ближайшие планы?

— В новом году мы планируем записать несколько синглов, со следующим альбомом пока подождем. Синглы, которые выходят раз в три месяца, поддерживают аудиторию в тонусе. Возможно, приступим к съемкам клипа. Сюжет и формат для него уже придуманы, остается найти песню. И конечно, готовимся к празднованию 5-летнего юбилея группы. Площадка пока неизвестна, скорее всего это будет «Opera Concert Club» или «Зал ожидания». Многое зависит от финансов и трудозатрат.

ИА РосБалт