Будет ли в Хакасии решен вопрос о незаконных составах суда?

  • 27 февраля 2017 10:33
  • Просмотров: 2237
Фото: svarogholding.ru Фото: svarogholding.ru

Вопрос нарушения территориальной подсудности в громком деле, связанном со строительством домов и объектов жизнеобеспечения для пострадавших от природных пожаров в селе Шира, ранее уже неоднократно поднимался адвокатами и освещался ИА «Хакасия».

Этому вопросу были посвящены материалы: «А мог ли Черногорский суд решать?» и «Какой из судов вынес противоречащее закону решение: Черногорский или Абаканский?». Однако сегодняшние действия представителей судебной власти продолжают вызывать массу вопросов. 

На прошедшей неделе состоялось заседание Черногорского городского суда под председательством судьи Натальи Васильевой. Рассматривалось ходатайство следователя об ограничении Василия Смольникова во времени на ознакомление с материалами дела.

Но интерес вызывает не столько сам рассматриваемый вопрос, сколько факт, на который изо всех сил и пока безуспешно пытается обратить внимание местных служителей Фемиды сторона защиты. То, что происходит сейчас в судах Хакасии с определением территориальной подсудности в отношении дела Протасова и Смольникова, защитники называют не иначе, как вакханалией.

Подробнее об этом - в видеоматериале.

Позиция, озвученная защитниками, представляется вполне убедительной, так как их доводы были аргументированы и подкреплены выдержками из законодательных актов. Прокурор же и следователь ограничились тем, что просто заявили о законности происходящего, не утруждая себя приведением каких-либо аргументов. Но почему-то именно эти заявления были признаны судом более весомыми.

Защитники считают:

«При рассмотрении жалобы или ходатайства первое, что судья должен сделать, это определить подсудность. И если бы судьи Черногорского горсуда это сделали, то были бы вынуждены направить дело в Абаканский городской суд, как это и предписывает закон. Вместо этого они упорно продолжают решать вопросы, не относящиеся к их подсудности.

Мало того судья выходя за пределы своей компетенции, самостоятельно устанавливает место совершения преступления, тем самым принимая на себя функцию обвинения. По одному ему известной причине, он делает вывод, что местом совершения преступления является город Черногорск».

Вот выдержка из решения суда.

"Согласно предъявленному Смольникову В.В. обвинению, последний обвиняется в совершении на территории г. Черногорска деяния, содержащего признаки состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 291 УК РФ.

Местом производства предварительного расследования является место совершения деяния, содержащего признаки преступления, а не место дислокации органа или должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело…»

Простая логика подсказывает, что этот вывод входит в прямое противоречие с версией следствия, которое признаёт, что точное место преступления установить не смогло. Это в частности было отражено в постановлении о привлечении Смольникова в качестве обвиняемого, из которого мы и приводим выдержку:

"…18 ноября 2015 года в период времени с 11 часов 40 минут по 11 часов 42 минуты Смольников В.В., находясь в Республике Хакасия, точное место в ходе следствия не установлено, реализуя умысел на дачу взятки должностному лицу лично в виде денег в крупном размере, с целью передачи взятки Протасову Ю.А., в ходе телефонного разговора с генеральным директором ООО «Черногорск отделстрой» Зинченко А.А. дал последней устные указания выдать Протасову Ю.А. из кассы ООО «Черногорск отделстрой» часть денежных средств от ранее оговоренной с Протасовым Ю.А. суммы в размере 200 000 рублей…"

Предлагаем читателям сопоставить и сделать самостоятельные выводы. Для желающих в редакции имеются копии документов с полным текстом.

Адвокаты утверждают:

«Черногорский городской суд в незаконном составе выносил решения по таким значимым вопросам, как избрание и продление меры пресечения не только в отношении Василия Смольникова, но и Юрия Протасова. А ведь лишение свободы является широко известным методом давления на подследственного. По словам Протасова именно так его и принуждали к даче нужных следствию показаний. Хочешь ожидать суда дома, а не в камере - дай «правильные» показания.

Нормы закона говорят о том, что место совершения преступления для определения подсудности вообще значения не имеет, ведь оно может быть попросту не установлено (как и произошло в данном случае).

Именно связи с этим закон фактически не предусматривает альтернативы и предписывает на стадии предварительного расследования по всем процессуальным вопросам, относящимся к компетенции суда обращаться в районный суд, расположенный по месту нахождения органа производящего это расследование.

Исключением являются только два случая. Когда решается вопрос об избрании меры пресечения по месту задержания и когда вопрос о продлении меры пресечения решается по месту содержания под стражей. Ведь, в силу разных обстоятельств, обвиняемый (или подозреваемый) может быть задержан или содержаться под стражей далеко от места дислокации органа производящего следствие.

Ни одно из этих исключений к нашему случаю никаким образом не относятся (Протасов задерживался в Абакане, Смольникову же мера пресечения вообще выносилась заочно, а содержатся они оба в Абакане), однако следователь почему-то настойчиво продолжает по всем инициируемым им ходатайствам обращаться в Черногорский городской суд. И суд эти вопросы берётся разрешать.

Почему это происходит? Да потому, что все решения принятые в незаконном составе суда подлежат безусловной отмене со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вот поэтому суды и боятся признать факт допущенного нарушения территориальной подсудности. И, как следствие, вынуждены продолжать эти нарушения.

Сложилась ситуация, когда решения по данному делу принимаются двумя различными районными судами Абаканским и Черногорским. На сегодняшний момент, у нас набралась уже целая коллекция таких решений».

А что же Верховный суд Хакасии? Приходится констатировать, что он совершает не очень понятные вещи, утверждая законность решений по этому делу как Абаканского, так и Черногорского горсудов. А на доводы защиты о неподсудности дела Черногорскому городскому суду никак не реагирует.

Описанной выше ситуации закон не допускает в принципе, но тогда почему это происходит? Судьи не знают, где располагается следственный орган, производящий расследование данного дела? Или существуют какие-то другие причины?

Чтобы получить ответ, редакция ИА «Хакасия» направит запросы председателю Верховного суда республики, а также в Верховный Суд РФ.

Наш канал в Telegram