Имеет ли значение вопрос, кто в Хакасии подписал протокол за следователя?

  • 21 апреля 2017 08:22
  • Просмотров: 3838
Имеет ли значение вопрос, кто в Хакасии подписал протокол за следователя?

В Верховном суде Хакасии подходит к завершению апелляционное рассмотрение дела бывшего инженера ГКУ РХ «Управление капитального строительства» Юрия Протасова.

Ранее в материале «Суд надавил на газ: в деле Протасова появились сенсационные подробности» 19rus.info сообщало, что стороной защиты суду был представлен документ, свидетельствующий, что заключение эксперта ЭКЦ МВД по РХ о выполнении Протасовым подписи на шести КС-2 носит недостоверный характер.

Однако суд отказался исследовать эти доводы адвокатов, как и отказался проверять заявление защиты о фальсификации процессуального документа (протокола), на основании которого эти КС-2, положенные в основу обвинения, появились в деле.

Здесь следует пояснить, почему этот протокол так важен. Дело в том, что если в материалах дела нет процессуальных документов фиксирующих появление в деле тех или иных доказательств, то такие доказательства по закону являются недопустимыми, так как нет никаких гарантий, что они не созданы искусственно.

Корреспондент 19rus.info побеседовал с защитником Василия Смольникова Владимиром Дворяком, который рассказал, что в ходе ознакомления с материалами дела обнаружил явные признаки фальсификации пресловутого протокола осмотра актов КС-2 помимо тех, о которых говорила защита Юрия Протасова. Как следует из протокола, он оформлялся следователем Тарасовым. Владимир Дворяк уверен, что в данном протоколе подпись выполнена не следователем Тарасовым.

Адвокат показал официальные бумаги, действительно подписанные Тарасовым и предложил сравнить их с тем процессуальным документом, который суд сейчас принял в качестве подтверждения законности поступления в материалы дела форм КС-2, о фальсификации которых заявляют не только защитники Протасова. Даже эксперт МВД фактически подтвердил, что большая часть КС-2 была сфабрикована.

Владимир Дворяк поделился сведениями которые собирается использовать в суде, чтобы доказать факт фальсификации протоколов осмотра и приобщения к материалам уголовного дела этих пресловутых форм КС-2, за подписание которых Юрий Протасов якобы получил взятку от Василия Смольникова.

«Работники следственного органа не боятся разоблачения, потому что уверенны, что суд их прикроет, не станет исследовать этот «нарисованный» документ и не позволит приобщать к делу никаких доказательств его фальсификации. Как видите, их уверенность не беспочвенна. Хотя в случае выявления таких художеств со стороны сотрудников правоохранительных органов их действия следует квалифицировать не иначе, как служебный подлог и фальсификация доказательств по уголовному делу.

Но, к счастью, иногда ситуация меняется в лучшую сторону. Уже в ближайшие дни вступят в силу новые поправки в УПК, благодаря которым суд не сможет отказать мне в приобщении почерковедческого заключения специалиста в рамках осуществления защиты Василия Смольникова.

Это очень серьезный шанс доказать политическую, а возможно коррумпированную ангажированность уголовных дел в отношении моего подзащитного, соответственно, и в отношении Юрия Протасова», - сказал адвокат Дворяк.

Следовательно, может возникнуть резонный вопрос, зачем нужно было ставить фальшивую подпись следователя? Но все становится на свои места, если вспомнить утверждение защитников что протоколы были оформлены задним числом в марте 2017 года. Дело в том, что по нашим сведениям в этот период времени следователь Тарасов находился за пределами Хакасии и просто физически не мог подписать указанный документ.

Вот эти подписи. Предлагаем всем желающим самим сравнить их, а, возможно, и сделать соответствующие выводы.

фот

Слева - две подлинных подписи следователя (их у адвоката имеется немалое количество на документах, подписанных самим Тарасовым), а крайняя справа - это подпись на протоколе осмотра форм КС-2, в результате которых в деле якобы и появились доказательства, положенные в основу обвинения.

«Даже не вооруженным глазом можно увидеть, что подпись в этом протоколе поставлена от имени Тарасова другим лицом. Пока не буду раскрывать всех нюансов, но я собираюсь представить в суде доказательство того, что различающиеся почерковые признаки неопровержимо свидетельствуют о том, что следователь Тарасов никогда не подписывал этот документ», - поясняет Владимир Дворяк.

Приходится признать, что не нужно быть экспертом в области почерковедения, чтобы визуально заметить явные отличия.

Если это обстоит так, как выглядит, то получается, что протокол, принятый судом апелляционной инстанции без проверки доводов защиты о его фальсификации, действительно сфабрикован? Может, именно поэтому и свидетели, которые утверждали в суде, что участвовали в процессуальном действии с участием следователя Тарасова, не смогли описать его внешность? Вопросов опять, к сожалению, больше чем ответов.

19rus.info следит за развитием событий.


Наш канал в Telegram