Владимир Бызов: Мне предлагали дать показания на главу Хакасии

  • 17 мая 2017 13:30
  • Просмотров: 12144
Фото: 19rus.info Фото: 19rus.info

Едва из зала заседаний Абаканского городского суда Хакасии сегодня вывели в наручниках и под конвоем (впрочем, как и доставляли в таком же виде) руководителя Центра закупок Игоря Арокина, как в клетку завели экс-руководителя администрации главы Владимира Бызова. Он содержится в следственном изоляторе Минусинска.

Инкриминируют Бызову, во-первых, мошенничество, совершенное в составе организованной группы (закупали медпрепараты для льготников и больниц по завышенным в разы ценам). Во-вторых, несколько эпизодов получения взятки.

13 мая следственный комитет сообщил, что в отношении бызовской ОПГ возбуждено новое дело по факту получения взяток в составе организованной группы. Туда в том числе вошли «одиночные» взятки бывшего серого кардинала.

Отбивать подзащитного от продления стражи явились два адвоката.

Против присутствия СМИ Бызов уже не возражал. Похоже, была выработана какая-то определенная тактика, поскольку адвокаты не только не возражали, но даже настаивали на том, чтобы корреспондентам 19rus.info разрешили съёмку. Зачем - стало ясно позже, когда бывший серый кардинал взял слово. 

Так же как и в случае с Арокиным, следствие попросило перевести Бызова в изолятор Абакана. И так же был объявлен перерыв, так как адвокатам нужно было ознакомиться с материалами дела, возбужденного 13 мая по факту получения взятки в составе ОПГ. 

Адвокаты и Бызов просили продлить перерыв, но судья не разрешил. Представители потерпевшей стороны - ТФОМС - в суд не явились. 

В суде были озвучены материалы дела. В частности, адвокаты приложили положительные характеристики на Бызова, подписанные  и.о. главы республики  Николаем Поповым и Владимиром Крафтом, а также медзаключения, свидетельствующие, что у подзащитного есть проблемы с сердцем. 

Медицинские исследования проводились в прошлом году в медцентре. Прокурор возражала, сказав, что есть более свежие исследования. Также обвинитель обратила внимание, что даже такая мера, как заключение под стражу обвиняемых не останавливает, имея ввиду переданную Гитером Козарю записку. 

У Бызова был изъят блокнот с записями, где он планировал личные встречи с должностными лицами правоохранительных органов и суда. Это должно, по версии обвинения, послужить одним из оснований для продления срока содержания под стражей. 

Адвокат задавал вопросы: изменились ли основания с момента последнего продления, то есть с конца февраля? Обвинение не менялось. Дважды было проверено. 

"Поэтому ссылки на новые обстоятельства сторона защиты считает необоснованными", - сказал адвокат. 

 Защита настаивала, что доверителю можно избрать меру пресечения в виде домашнего ареста. Также адвокат обратил внимание на разницу в датах в материалах о продлении срока расследования: в одном постановлении дело продлено 11 мая, в другом - 13 мая.  Кроме того, защита уцепилась за тот самый блокнот со знаковыми фамилиями. 

Адвокат отметил, что в блокноте были фамилии фигурантов громких уголовных дел Вагнера и Аешина. Однако озвучили лишь фамилии судей - председателя ВС РХ Виктора Носова и судьи Щербаковой.  Это было сделано, считала защита, для того, чтобы надавить на суд при избрании меры пресечения.  

Далее взял слово сам обвиняемый. 

Владимир Бызов неожиданно выпалил, что хочет сделать заявление:

"В блокноте указаны фамилии прокуроров, сотрудников ФСО, ФСБ, администрации президента. Это сделано в связи с необходимостью решения каких-то вопросов. Пометки понятны только мне, - сказал Бызов и неожиданно перешёл на крик. - Со мной неоднократно беседовал заместитель начальника ФСБ, полковник Шавронский, который предлагал мне оклеветать главу Хакасии Зимина, а 17 февраля предъявил ежедневник, сказал: "Вот здесь указаны фамилии. Ты получишь 20 лет. С учётом твоего здоровья на свободу ты не выйдешь. Торгуйся", - сказали мне. Это мерзко и гадко. Я 20 лет служил стране, прошел ее от края до края, имею боевые ордена", - Бызов так громко говорил, что судья попросил сдерживать эмоции. 

 "Я делаю вывод, что мне предлагали очернить всю власть: "Если дадите соответствующие показания, будете сидеть столько, сколько вам обещаю". Убежден, что это сделано с целью очернить и испачкать меня и тех людей. Я хочу обратить внимание на то, что рабочее место следователя Вохмина находится в ФСБ. Разве это допустимо? Не думаю, чтобы полковник Шавронский получил санкцию ФСБ России". 

Адвокаты добавили: у Бызова такая тонкая стенка аорты, что он может умереть в любой момент - в СИЗО ему помощи не окажут. 

Защита упёрлась и просила не переводить в СИЗО Абакана, а оставить в СИЗО Минусинска,  в лучшем случае - дать домашний арест.  Припомнили, что в декабре следствие настаивало именно на СИЗО Минусинска, так как "Бызов в Абакане всех знает". 

Бызов выступил с дополнением: ему вчера стало в изоляторе плохо и фельдшер сказала, что в случае повторного инфаркта его уже не спасут.  Прокурор возразила: то, что с Владимиром Михайловичем встречался некий сотрудник ФСБ - это эмоции, ничем объективным не подтверждающиеся.

Далее был объявлен перерыв в 5 минут - Бызову понадобилось выпить таблетку. 

Следователь в репликах продолжала настаивать, что в блокноте Бызова есть фамилии судей. 

"И что из этого дальше следует? Что вы этим хотите показать?" - спросил судья.

Председательствующий поинтересовался, почему предоставлена выписка именно в таком объеме? Следователь отметила, что там не только фамилия Щербаковой, есть и другие.

"Если это выписка, то почему именно эти фамилии, если они не имеют отношения к делу?" - настаивал судья. 

"То есть на мой вопрос ответить вы не можете?" - сделал вывод судья и переключился на прокурора, попросив озвучит фамилии представителей правоохранительных органов из протокола осмотра ежедневника. 

Фамилии прокурор так и не назвала, но ссылалась на определенные листы протокола. Судья, потеряв надежду получить ответ, удалился в совещательную комнату. 

Выйдя, огласил решение: оставить обвиняемого под стражей. Содержать его теперь будут в СИЗО Абакана.