Хакасские следователи не смогли ответить на вопросы о резонансном убийстве

  • 24 октября 2017 10:17
  • Просмотров: 7973
Фото: Vaomos.news Фото: Vaomos.news

Хакасскому следкому нечего сказать по делу о шокирующем убийстве, произошедшем в начале нынешнего года в районе Пригорска. Уголовное судопроизводство в РФ выполняется исключительно в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального законодательства, утверждают следователи. И на этом точка.

Как уже сообщало 19rus.info, в редакцию агентства обратилась 19-летняя Екатерина Брыкалина. Вот уже девять месяцев ее мать Марина Брыкалина находится под арестом по обвинению в преступлении, которого, как утверждает девушка, она не совершала. Подтверждает это и полиграф. Тем не менее следователи вменяют женщине ч.2 ст. 105 ("Убийство группой лиц"). Если быть точнее, то обвинение было предъявлено по части первой, но в документах о продлении меры пресечения уже фигурирует вторая часть. А это значит, что женщине грозит до 20 лет лишения свободы.

Итак, кровавая драма развернулась спустя месяц после Нового года в Черногорске. Вечером 31 января нынешнего года, по словам Екатерины, вместе с мамой и ее сожителем Евгением Козловым они поехали на квартиру матери, где проживал отец Кати, Дмитрий. Марина намеревалась продать либо разменять эту квартиру, для чего уже пригласила риэлтора. Только перед его визитом в доме нужно было прибраться, так как Дмитрий Брыкалин сильно налегал на спиртное и, как следствие, редко вспоминал о порядке.

"Мы с мамой пытались дозвониться до отца, чтобы предупредить о приезде. Но он на звонки не отвечал. Тогда мы и поняли, что он ушел в запой", - рассказала 19rus.info Екатерина.

По словам девушки, и она, и ее мать всегда помогали покойному. Убирались в квартире и готовили еду. Более того, Брыкалин жил в квартире, принадлежащей бывшей жене, а та, в свою очередь, вместе с дочерью ютилась на съемной.

А теперь снова перенесемся в тот вечер. Брыкалин, как и предполагалось, был пьян. Похоже, на этой почве дверь он решил привязать изнутри проволокой. Марине даже пришлось пригласить мастера, так как своими силами бы не справлялись. Но когда Козлов, ее сожитель, дернул дверь сильнее, она все же открылась. Сам Брыкалин, если верить показаниям обвиняемой, в это время сидел на диване и пил водку.

"Пока мы с мамой убирались, дядя Женя решил поговорить с отцом, а заодно, как выяснилось, и выпить", - пояснила девушка.

Но спустя какое-то время, по словам Кати, они с матерью услышали хлопок. Как развивались события дальше, остается только гадать. Итогом этой драмы, но далеко не всей истории, стала явка с повинной Марины Брыкалиной, с которой она сама пришла в полицию 7 февраля. Тело Брыкалина нашли в районе Пригорска за пару дней до того, как женщина дала признательные показания.

Затем Марину Брыкалину арестовали. Ровно четыре месяца она не давала никаких показаний. Говорит, что боялась за жизнь дочери. И только в конце мая решилась пойти на диалог со следствием.

Фрагменты из протокола допроса М. Брыкалиной:

"Когда я и Екатерина разговаривали между собой, услышали громкий хлопок. Вошли в комнату, а на коленях у Козлова лежал обрез. А у Брыкалина, сидящего напротив, через трико видна была огромная окровавленная дыра. Я очень испугалась, стала кричать на Козлова. Он бросился на колени и стал просить прощения у Кати. Я стала кричать, чтобы Козлов вызвал скорую, на что он ответил, что быстрее будет, если мы сами увезем его в больницу. Я согласилась. Быстро порвала простынь и перевязала рану. Затем одела Брыкалина в теплую одежду, чтобы везти в больницу. В это время позвонил риэлтор, сказал, что они с клиентом скоро подойдут.

Козлов вытащил Брыкалина на балкон и пока клиент смотрел квартиру, стоял там. Когда риэлтор и женщина ушли, Козлов затащил Брыкалина с балкона в комнату. Дмитрий был жив. Козлов на руках отнес Брыкалина в автомобиль, где посадил его на заднее сиденье, сам сел за руль. Я сильно плакала, за дорогой не следила. Была уверена, что везем Брыкалина в больницу. Затем заметила, что едем в сторону выезда из города, то есть не той дорогой. Я стала кричать на Козлова. Он наставил на меня обрез и грубо сказал, чтобы я заткнулась. Я поняла, что он может выстрелить.

Я видела, что Козлов поехал в сторону Пригорска. Где-то на обочине он свернул, вытащил Брыкалина из автомобиля. Затем он открыл мне дверцу и сказал выходить. В руках у него был обрез. Тогда я решила, что Козлов хочет меня убить, чтобы избавиться от меня как от свидетеля. Я стала плакать и умолять его не убивать меня. В это время Брыкалин лежал на снегу рядом с автомобилем.

Далее Козлов дал мне свой обрез и сказал, чтобы я выстрелила из него в Брыкалина. Это делать наотрез отказалась. Козлов выстрелил в него сам".

Кроме того, как утверждает Марина Брыкалина, на автомобиле Козлов несколько раз проехался по телу бывшего супруга, после чего поехал заметать следы преступления на мойку на въезде в Абакан. 

"Забрав машину с мойки, поехали в Черногорск. По дороге Козлов снял всю верхнюю одежду, вынес ее из автомобиля и поджег. Он сказал, что если я хочу остаться в живых и чтобы моя дочь была жива, то я должна буду все сделать так, чтобы все следы указывали, что убийство совершила я, а также взять всю вину на себя", - говорится в протоколе.

Вслед за признательными показаниями Брыкалиной последовал арест Евгения Козлова. Но не сразу, а только через несколько недель. Все это время защита Брыкалиной вынуждена была своими силами прятать дочь обвиняемой. 

Однако Евгений в ходе дачи показаний заявил, что не заходил в квартиру к Брыкалину с Мариной и Катей. И вообще, если верить его словам, в этот день он был на рыбалке. Но полиграф показал, что белый и пушистый Евгений вовсе не такой, каким хочет казаться.

Выводы эксперта Татаркиной таковы:

"В ходе ПФЭ были выявлены психофизиологические реакции, свидетельствующие о том, что гр. Козлов, вероятнее всего, располагает информацией о том, что 31 января 2017 года он находился в той квартире по улице Юбилейной в момент выстрела Брыкалина; находясь в квартире, он стрелял в Брыкалина; в момент выстрела в ногу оружие находилось в его руках; в поле (недалеко от Пригорска) в плечо Брыкалина стрелял он; в момент наезда на тело за рулем находился он, что не согласуется с информацией, что нашла отражение в пояснениях подэкспертного, данных им в ходе предтестовой беседы."

Тем не менее Брыкалиной по-прежнему вменяют убийство Дмитрия. Ни признательные показания, ни отсутствие элементарных оперативно-разыскных мероприятий со стороны органа предварительного следствия никого, кроме стороны защиты, не смущает.

По словам адвокатов, все доказательства, имеющиеся у следствия, это то, что Марина лично передала им в руки: явка с повинной и кровь Брыкалина в виде капли на демисезонной куртке. Самостоятельно следователи нашли только дробь в квартире, где проживал Брыкалин.

Возникает вопрос: что делали следователи Усть-Абаканского следственного отдела на протяжении четырех месяцев, пока Брыкалина, давшая явку с повинной, сидела в СИЗО?

"Преступление особо тяжкое, однако следователи отнеслись к нему халатно. Козлов задержан только благодаря показаниям Брыкалиной. Если бы обвиняемая не дала показаний, он бы так и оставался на свободе. Теперь следствие, по всей вероятности, признает свой провал. И чтобы прикрыть свою бездеятельность, всеми возможными способами пытаются привязать обвиняемую к этому делу, дабы показать, что она заслуженно почти год сидит в изоляторе", - считает адвокат обвиняемой Татьяна Ягина.

Еще более абсурдно выглядит то, что после признательных показаний срок, который грозит Марине Брыкалиной, увеличился. Если раньше, когда женщине вменяли ч. 1 ст. 105 УК РФ, максимально ей могли бы дать 15 лет, то сейчас, когда часть 1 намереваются изменить на вторую, срок увеличивается до 20 лет лишения свободы. И это притом, что именно Брыкалина выложила следователям всю раскладку произошедшего.

Вопрос в том, почему в период с момента убийства, а это целая неделя, женщина молчала и не пошла в полицию? Однако ответственность за это предусматривает уже другая, менее суровая статья УК РФ - 316-ая. И наказание по ней - не более двух лет лишения свободы, но никак не 20.

Впрочем, к следствию вопросов тоже немало. К примеру, чем на протяжении четырех месяцев, после ареста Марины Брыкалиной занимались следователи? Какие оперативно-разыскные мероприятия были проведены за этот период? Или почему Козлов был задержан почти спустя месяц после того, как Брыкалина дала показания? Только ответов на эти вопросы, судя по всему, узнать не суждено.

"Уголовное судопроизводство в РФ выполняется исключительно в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального законодательства. В соответствии с положением п. 58 ст. 5 УПК РФ, участниками уголовного судопроизводства являются лица, принимающие участие в уголовном процессе.

ИА "Хакасия" в соответствии с разделом II УПК РФ участником уголовного судопроизводства ни со стороны защиты, ни стороны обвинения, а тем более, представителем суда по указанному в запросе уголовному делу не является.

Таким образом, вопросы, касающиеся уголовного процесса по указанному уголовному делу со стороны информационных агентств, в том числе ИА "Хакасия", рассмотрению по существу не подлежат", - говорится в пресловутом ответе СУ СКР по РХ 19rus.info.

А теперь вопрос: зачем следственное управление по республике в своем ответе упоминает уголовное судопроизводство, если дело еще не дошло до суда? Все вопросы, адресованные следкому, касались только работы следователей. Или таким образом управление решило переложить всю работу на плечи судей?

По словам защиты, на минувшей неделе Брыкалина заключила досудебное соглашение с прокурором. Обвиняемая полностью признает укрывательство, за что готова ответить сполна. Отметим, что в изоляторе женщина сидит уже девять месяцев. При этом срок ареста за укрывательство не должен превышать шести.

Наш канал в Telegram