Что Россия забыла в Африке?

  • 21 января 2019 00:47
  • Просмотров: 889
Фото: ИА Росбалт Фото: ИА Росбалт

Повышенный интерес нашей страны к ЦАР объяснить трудно — уран, нефть и золото можно найти гораздо ближе. Но это только на первый взгляд.

На фоне многочисленных сообщений о пресловутой ЧВК Вагнера, которую СМИ упорно связывают с известным кремлевским «ресторатором» Евгением Пригожиным, а также о других российских военных в Центральноафриканской республике, а также в свете информации о возможности создания в ЦАР российской военной базы, о которой упомянула на днях министр обороны этой страны Мари Ноэль Койяра, естественно возникает вопрос: что на этот раз Россия забыла в столь далеком регионе мира? Как мы знаем, примерно то же хотели выяснить и трагически погибшие в этой стране российские журналисты Орхан Джемаль, Кирилл Радченко и Александр Расторгуев…

Если отвлечься от пропагандистских сентенций российских СМИ о невероятно благородной миротворческой миссии России в этой стране, давно разрываемой гражданской войной, и хотя бы поверхностно ознакомиться с тем, что представляет собой Центральноафриканская республика, ответ на поставленный вопрос может звучать следующим образом: Россия «забыла» в ЦАР все то же самое, что забыли там и другие, в частности, западные страны. Прежде всего, Франция, чьей колонией в прошлом была ЦАР, а также Евросоюз, США или тот же Китай, который уже давно и всерьез осваивает африканский рынок и на глазах превращается в одного из главных империалистических хищников современного мира. Например, по словам французского эксперта Тома Дьетрик, на которого ссылается «Новая газета», работа российских ЧВК здесь ведется на китайские деньги…

Ответ на вопрос, вынесенный в заголовок этого текста, при желании можно подкрепить и общедоступными сведениями о природных богатствах ЦАР — залежи урановых руд, алмазов, золота, месторождения нефти, ценные породы древесины. Складывается хорошо знакомая по советским учебникам картинка: разнообразные капиталистические хищники дерутся между собой за природные богатства слаборазвитых стран Черного континента. Однако если мы несколько углубимся в тему, то выяснится, что все не так просто.

Для начала отметим, что в числе разведанных и худо-бедно освоенных месторождений Центральноафриканской республики к таковым нужно отнести главным образом месторождения урана, служащего, как известно, сырьем как для мирной энергетики, так и для создания ядерного оружия. Основная его добыча ведется здесь, по сути, в одном единственном месте — на шахте в районе маленького городка Бакума, в котором живет всего 12 тысяч человек. Вернее, жило, поскольку на днях, в начале января 2019, Бакума, несмотря на все миротворческие усилия российских ЧВК, был захвачен боевиками «Народного фронта освобождения Центральной Африки» (FPRC), после чего почти все население из города бежало.

Если отвлечься от этого неприятного инцидента, стоит задаться и другими вопросами. Например, за что, собственно, идет драка в ЦАР? Да, есть здесь вот это месторождение урана общим объемом запасов 20 тысяч тонн. Много это или мало?

И Африка стала нужна

Просто сравним. В небольшой (по сравнению с РФ) Франции имеется 18 атомных электростанций с 55 работающими энергоблоками. В огромной России — 10 АЭС с 36 работающими блоками. При этом в РФ, по разным оценкам, залежи того же урана составляют 508-615 тысяч тонн. Что России, как стране, эти жалкие 20 тысяч тонн в ЦАР, которые к тому же, как мы видим по последним событиям, можно в любой момент потерять? А вот для Франции, энергетика которой по преимуществу зиждется на электроэнергии, вырабатываемой ее атомными электростанциями, и которая своих месторождений урана практически не имеет, эти 20 тысяч тонн урана очень даже нужны.

При этом в России на электроэнергию, получаемую от атомных станций, приходится лишь 5,6%, а во Франции — почти 72%. То есть, потребности России как страны в центральноафриканском уране с аналогичными потребностями Франции в нем несопоставимы.

Алмазы? Да, есть там алмазные месторождения, и одно из них, находящееся в районе Берберати, по сообщению того же Тома Дьетрика, уже взято под контроль российской ЧВК. Но опять сравним. По данным Rough&Polished — отраслевого информационно-аналитического агентства, специализирующегося на изучении процессов, определяющих развитие мирового рынка алмазов и бриллиантов, в 2017 году в России было добыто 42,615 млн карат алмазов. По добыче алмазов Российская Федерация намного опережает все другие страны. К примеру, Канада, занимающая в этом табели о рангах второе место в мире добыла на своей территории только 23,2 млн карат, Ботсвана (третье место) — около 23 млн карат. При этом в ЦАР, находящейся в этом рейтинге примерно на 17 месте в том же 2017 году добыли всего 0,048 млн карат…

Золото? Есть в ЦАР и золото. В сентябре «Новая газета» сообщила, что фирма Lobaye Invest, якобы близкая к Евгению Пригожину, получила от министерства финансов и бюджета ЦАР официальное разрешение на разведку и добычу золота на участках к западу от столицы страны Банги.

Опять же для сравнения. Россия, по данным геологической службы США (USGS), в том же 2017 году занимала третье место в мире по объемам добычи золота (255 тонн), уступая по этому показателю только Китаю (440 тонн) и Австралии (300 тонн). Какое место в этом рейтинге занимает ЦАР, с ходу так просто не выяснишь. Единственное, точно известно, что в десятку крупнейших золотодобывающих стран она не входит. Есть также данные, что в 1990-е годы добыча золота в этой стране падала. Но главное, масштаб этой добычи. По данным Универсальной научно-популярной онлайн-энциклопедии «Кругосвет», в 1994 году в стране добыли 191 кг золота, а в 1997 — 100 кг.

Что делать с ЧВК?

Нефть? В ЦАР с ней ситуация еще хуже, чем с золотом. В списке из почти ста нефтедобывающих стран, составленном ЦРУ, Центральноафриканская республика не числится. Нет ЦАР и в аналогичном списке British Petroleum. То есть, какие-то запасы нефти в этой стране есть, но совсем незначительные. Но даже если попробовать освоить местные месторождения (что, кстати, стоит немалых средств) и начать добывать ее в промышленных масштабах — как ее транспортировать? ЦАР находится в глубине Африки, трубопроводов нет, железнодорожный, автомобильный транспорт — все в ужасном состоянии.

И вот тут нам снова стоит вернуться к вопросу, с которого мы начали.

Что Россия в таком случае забыла в ЦАР? Особенно если учесть, что масштабными гуманитарными акциями за рубежом Россия не занимается, а внутри нее самой социальные программы сокращаются.

ЦАР — как форпост для продвижения России в другие африканские страны? В какие, простите? И ждут ли нас в этих странах? Одно дело маленькая пятимиллионная ЦАР, а другое, например, огромная Нигерия с почти 200-миллионным населением, или Демократическая республика Конго (около 80 млн человек).

Чтобы ответить на все эти вопросы, стоит вспомнить, что представляет собой современная Россия. Это весьма сплоченная корпорация олигархов, близких к Кремлю и непосредственно к первому лицу этой корпорации. Налицо замечательная иллюстрация к словам Маркса, сказанным 150 лет назад о том, что современные правительства представляют собой эдакие комитеты по решению общих дел представителей крупного капитала.

Но вот беда: основные ресурсы в самой РФ между представителями этой самой корпорации давно распределены и перераспределены. И вот тут кому-то из ее членов, вероятно, и пришла в голову прекрасная мысль о «возвращении России в Африку». Естественно не России, как страны, а этой самой корпорации «Россия». Еще точнее, отдельных членов этой корпорации, которым маленькие бедные африканские страны, как видим, просто отдаются «в кормление», как это называлось в допетровской Московии. И то правда. Пара сотен килограммов золота или пара тонн урана для такой страны, как Россия, в общем, — тьфу. А для отдельно взятого «большого человека» — чем не деньги?

Александр Желенин, ИА РосБалт