Вопрос в психике и готовности умереть - Михаил Ходорковский

  • 21 января 2019 02:41
  • Просмотров: 1120
Фото: Эхо Москвы Фото: Эхо Москвы

Читаю о суде над бывшим начальником колонии в Сегеже, где я провел 3 года из более, чем 10.
На фотографии он в наручниках, его помощник, а между ними конвойный, которого я тоже, кажется, помню.

Те три года, которые я там провел, люди вспоминают, как «относительно спокойные».
Мне удалось объяснить тому же Коссиеву, что нарушать закон без скандала не выйдет.
И вроде он понял: «прессовали» только тех, кто заведомо отказывался писать жалобы (стремящихся жить по «воровским понятиям»). Но здесь уж каждый волен решать — против желания я защищать не собирался.

Ну а психологическое давление — его «к делу не пришьёшь». Меня самого вывозили на знаменитую «тубзону». Думал все, писец… Но пронесло.
К слову, тот же представитель УФСИН по борьбе с коррупцией, которого упоминает 7х7, приходил ко мне с требованиями от имени какого-то чеченца, что я мол должен тому 20 млн дол и обязан заплатить, если хочу «дожить до освобождения». Смешно.

Я предложил продолжить обсуждение с приглашением представителя ФСБ, поскольку чеченец ссылался на свое участие в чеченской войне и свою «бригаду».
К слову, мы его сразу проверили: и правда участвовал, и правда создал «бригаду»...

Потом ещё чеченцы-сидельцы с этим же подходили. Но уже не так настойчиво…

Весь вопрос в психике и готовности умереть.
Если слаб — никакая поддержка с воли не поможет.
Но и совсем без поддержки — никак…

После моего освобождения Коссиев «отморозился» и нарвался. Сначала на Дадина, а параллельно на Гогуа.
Система боится шума — его сдали.

Когда нельзя победить окончательно, это не значит, что нельзя ничего сделать вовсе. Можно! Методы могут быть разными, но цель — сделать жизнь чуть лучше или даже спасти чью-то жизнь — достижима.
Да и предупреждение прочим имеет значение.
Это стоит усилий и риска…

Эхо Москвы