"Хакаснедра": Какую опасность несут угольные разрезы

  • 26 января 2016 09:09
  • Просмотров: 1987
"Хакаснедра": Какую опасность несут угольные разрезы

В то время как правительство Хакасии делает серьезную ставку в экономике на развитие угольного кластера, на повестку дня для читателей и комментаторов 19rus.info встали экологические моменты.

Они уверены — разработка Бейского и Черногорского каменноугольного месторождений в регионе наносит большой вред окружающей среде. Как утверждают экологи, 50% всего негативного экологического вреда от угледобычи приносят отвалы предприятий «СУЭК-Хакасия», ЗАО УК «Разрез Степной» («Русский уголь») и других — как внутренние, так и внешние.

Об этом и другом в эксклюзивном интервью ИА "Хакасия" начальника отдела геологии и лицензирования по Хакасии Департамента по недропользованию по Центральному-Сибирскому округу (Хакаснедра) Владимира Петрюкштиса.

- Владимир Петрович, жителям Хакасии, обывателям, известно, что недропользователи не должны оставлять за собой горные отвалы. Они должны выполнять техническую и биологическую рекультивацию отвалов. Но, как говорят, должны, но не обязаны?

- В соответствии с действующим законодательством, регулирующим вопросы в сфере недропользования, недропользователи обязаны проводить рекультивацию отвалов. Проект на разработку участка недр в обязательном порядке содержит раздел о проведении работ по рекультивации участка недр, предоставленного в пользование, в том числе и отвалов горных пород. Работы по рекультивации выполняются в соответствии с проектными решениями и в сроки, определенные проектными решениями.

- Читатели ИА "Хакасия" обратили внимание, что горят горные отвалы СУЭКа в Усть-Абаканском районе. Как часто возникают эти эндогенные пожары? Кто должен за этим следить?

- Эндогенные пожары в отвалах горнодобывающих предприятий действительно возникают, а как часто, трудно определить. К возникновению эндогенных пожаров в отвалах приводит много факторов. Это наличие в отвалах углесодержащих пород (углистых аргиллитов); некондиционных прослоев каменного угля, попадающих в отвалы в составе вскрышных пород, плановые потери каменного угля, образующиеся при зачистке угольных пластов. А также их локализация непосредственно в отвале (в одной части отвала они есть, в другой нет). Пожары есть, могут появиться. Этого никто не отрицает.

- Возвращаются ли земли под горными отвалами в полноценный сельхозоборот региона?

- Следует сразу определиться, под какими отвалами. При разработке угольных месторождений, как правило, формируется два вида отвалов – внешние и внутренние. Внешние, как правило, формируются на начальных этапах строительства горнодобывающего предприятия, а внутренние – после отработки части запасов, когда появляется возможность складировать вскрышные породы в отработанное пространство карьера. Как правило, внешние отвалы после завершения их формирования и проведения рекультивационных работ остаются на месте, потому что их перемещение в отработанное пространство карьера потребует дополнительных затрат, соизмеримых с затратами на их формирование. А это отрицательно сказывается на экономических показателях горнодобывающего предприятия. Естественно, земли, занятые внешними отвалами, выпадают из сельхозоборота. Но горнодобывающее предприятие, в соответствии с Земельным кодексом РФ, возмещает владельцу земель упущенную выгоду за изъятие земель из сельхозоборота.

Иное – внутренние отвалы. После проведения горнотехнического и биологического этапов рекультивации (еще раз оговорюсь) в сроки, установленные проектными решениями – как правило, возвращаются владельцам земель (следовательно, в сельхозоборот). Так что говорить о фатальном ущербе для сельского хозяйства выводом (пусть даже и безвозвратном) нескольких сотен гектаров земель из сельхозоборота – некорректно. У нас что, мало земель сельхозназначения, которые в настоящее время не осваиваются?

- А что тогда называется «рекультивация»?

- Учитывая, что тема сегодняшней беседы, в первую очередь, внешние отвалы, их рекультивация, прежде всего, заключается в приведении отвалов в состояние, наносящее минимальный урон окружающей среде, в безопасное состояние. Чтобы в последующем не было их размыва, сползания и прочего. И соответственно, чтобы не было в дальнейшем нагрузки на экологию, прежде всего пыления.

- То есть, горные отвалы уже никогда не засыпаются, не разравниваются. Такая взорванная земля с огромными воронками?

- Я бы так не сказал. Что касается внешних отвалов, думаю, что я ответил в предыдущем вопросе. Повторюсь, воронок никаких нет, отвал отсыпается автомобильным транспортом, либо экскаватором, разравнивается бульдозерами. "СУЭК-Хакасия", к примеру, тесно взаимодействует с институтом Аграрных проблем в вопросах технической и биологической рекультивации отвалов.

- А много ли вообще на территории республики угольных отвалов?

- На каждом действующем угольном предприятии есть внешние отвалы. А сколько их? Не знаю.

- Вероятно, содержимое отвалов можно использовать, например, как строительное минеральное сырье?

- Говорить об использовании отвалов для строительства довольно-таки сложно. Существует множество ГОСТов на строительные материалы (ГОСТ щебень для наполнения бетонов, ГОСТ на песчано-гравийные смеси и т.д.). Для того чтобы определить, пригодны ли породы, складированные в отвалы, для производства строительных материалов, необходимо провести их изучение и только после этого о чем то говорить. Отвалы угледобывающих предприятий практически не используются в строительстве. Исключение составляют отвалы Изыхского и Черногорского месторождений, породы которых используются для производства кирпича.

- И опять мы возвращаемся к вредному воздействию отвалов, которое есть, - чем вредны конкретно?

- Основных два фактора. Первое – пылевыделение под воздействием ветров. Второе — эндогенные пожары, возникающие на отвалах. Это выброс в атмосферу продуктов горения (сажа, оксиды серы, фосфора, угарный газ, углекислый газ и прочее). А что касается взрывов отвалов, такого не слышал. Гореть — горят, если есть там чему гореть, но чтобы взрываться...

- Проводятся ли в Хакасии мероприятия по поводу снижения вреда, который причиняет окружающей среде горная промышленность?

- На любом предприятии есть такие мероприятия. Они разработаны, должны выполняться. Кроме того, каждое предприятие за вред, который причиняет окружающей среде, осуществляет платежи. Горят отвалы — за выбросы, пыление. При производстве горных работ – за пылеобразование, выбросы в атмосферу вредных веществ, образующихся при работе горнотранспортного оборудования (это пылеобразование, сжигание ГСМ), за размещение отходов и т.д.

- Назовите, наконец, недропользователей, о которых мы сейчас с вами говорим.

- В настоящее время на территории Хакасии добычу каменного угля осуществляют ООО «СУЭК-Хакасия», АО «Угольная компания «Разрез Степной», ОАО «Разрез Изыхский», ООО «Разрез Белоярский», ООО «Разрез Аршановский», ООО «Восточно-Бейский разрез», ООО «Хакасская угольная компания», ООО «КВСУ-Хакасия», ООО «Угольная компания «Разрез Майрыхский». Для республики это немало.

- Можно лишить кого-то из них лицензии за то, что не делают рекультивацию отвалов?

- Вряд ли, о такой практике лично я не знаю. Любое предприятие представит вам план работ по рекультивации. Для того чтобы ее начать, сначала отвал нужно заполнить. В процессе формирования отвала рекультивировать его невозможно. Только после завершения его формирования.

- Не уловка ли это получается?

- Нет, все в соответствии с законодательством. Все проекты недропользователей в обязательном порядке проходят экспертизу ЦКР-тпи Роснедра или экспертизу ТКР территориального органа Роснедра. Контроль за соблюдением решений по рекультивации, заложенных в проектной документации, осуществляют органы Ростехнадзора и Росприроднадзора. За выявленные нарушения недропользователям грозят крупные штрафы.

- Сколько же на территории Хакасии этих опасных горных отвалов?

- Не слышал, чтобы кто-то целенаправленно занимался подсчетом объемов отвалов, которые имеются на территории региона с начала освоения каменноугольных месторождений республики (1904 год). А действующие предприятия, естественно, ведут учет, сколько вскрышных пород у них размещено во внешних и внутренних отвалах. К ним можно обратиться, и такой информацией они поделятся, ничего секретного в этом нет.

- Есть позиция читателей 19rus.info: открытый способ добычи опасен для здоровья людей, повышается радиационный фон. Если в стране есть газ, зачем в таких объемах добывать уголь? Пусть он остается для будущих поколений. У нас наращиваются объемы добычи угля, но Хакасия и ее простые жители ничего от этого не имеют. Зато имеет Кипр и другие государства.

- А почему именно уголь необходимо оставить для будущих поколений, а не газ? Каменный уголь – одна из важных составляющих энергетической безопасности России, поэтому правительство уделяет огромное внимание развитию данной отрасли. Распоряжением Правительства РФ от 24.01.2012 г № 14-р утверждена «Долгосрочная программа развития угольной промышленности России на период до 2030 г».

В рамках данной программы в 2012-2014 годах в Хакасии проведено лицензирование участков Аршановский 1, Майрыхский, Кирбинский Бейского каменноугольного месторождения, в перспективе планируется лицензирование участка Аршановский 2 Бейского каменноугольного месторождения. Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2015 г № 322 утверждена государственная программа Российской Федерации «Воспроизводство и использование природных ресурсов». Для обеспечения воспроизводства минерально-сырьевой базы твердого топлива (угли) в Программе предусмотрены следующие мероприятия на всей территории Российской Федерации на период 2013-2020 гг.:

- локализация ресурсов углей категорий Р12 в объеме 4790 млн тонн;

- прирост запасов углей категорий В+С12 в объеме 7120 млн тонн.

Кому от инвесторов с Кипра хорошо, кому - плохо, не могу сказать. Но законодательство РФ допускает участие иностранных инвесторов в недропользовании. Для обывателя, конечно, мол, пришли и выкачивают. А обыватель не задумывается о том, какие средства поступают в бюджет России и Хакасии от разработки угольных месторождений? Только в виде налога на добычу полезных ископаемых с каждой добытой тонны угля в бюджеты различных уровней предприятия отчисляют более 28 рублей.

- Вот тоже вопрос: разрез и шахта, что выгоднее?

- Затраты по добыче угля подземным способом гораздо выше, чем открытым. Кроме того, потери угля при разработки месторождений открытым способом в среднем по отрасли составляют не более 5%, а при добыче подземным способом – до 25%. То есть четверть запасов остается в недрах безвозвратно, теряется. Способ разработки каждого конкретного месторождения определяется исходя из горно-геологических условий (мощности угольных пластов, глубины их залегания, и т.д.)

- Карьеры, отвалы, пыль, гарь, плохая атмосфера, взрывы — сопутствующие «прелести» деятельности угледобывающих предприятий и СУЭКа, и "Русского угля", и Хакасской угольной компании и прочих... Читатели сетуют: имея такие баснословные прибыли, хозяева не озаботились решением поиска добычи без взрывов, а ведь это уже устаревшая технология ведения горных работ?

- Обойтись без буровзрывных работ? В настоящее время это наиболее эффективный способ дробления скальных пород. У нас нет горнотранспортного оборудования, позволяющего эффективно дезинтегрировать скальные породы без взрывов.

Любое промышленное производство вредное, и одна из составляющих задач при развитии производства – снижение вреда, причиняемого окружающей среде.

Беседовала Лариса Мазунина

Новости по теме:

Недропользователи Хакасии: Уголь плюс вся таблица Менделеева

Народный фронт обнаружил опасные техногенные ландшафты в Хакасии

Наш канал в Telegram