Хакасский тюрколог Тимур Давлетов: Мои земляки считают шаманизм своей конфессией

  • 18 декабря 2017 08:46
  • Просмотров: 1687
Фото: Igor Boldirev (RFE/RL) Фото: Igor Boldirev (RFE/RL)

На последней международной стамбульской книжной ярмарке была представлена книга хакасского тюрколога Тимура Давлетова. Работа написана на турецком языке, в жанре нескучного "научпопа". В переводе на русский язык название книги означает: "Шаман. Просыпаются силы природы". Первоначальный тираж – 3000 экзепляров. Как говорит сам автор – выпускник Абаканского истфака и бакалавр Стамбульского университета:

"Это книга о философии сибирского шаманизма, о духовных путешествиях шаманов. И о том, является ли шаманизм религией?".

Несмотря на то что Турция – страна мусульманская, сегодня здесь много думают и читают об общих корнях разных тюркских культур. Российский автор новой книги о сибирском шаманизме успел издать в Турции 3 академических перевода хакасских эпосов и выступил научным редактором еще одного перевода древнего сказания. Тимур Давлетов приводит собственную статистику:

"Количество хакасских эпосов, переведенных на турецкий язык с конца 90-х годов, в четыре раза превысило количество таких переводов на русский за весь советский и постсоветский период".

– Не обидно, что на родине ваши книги так активно не издают?

– Может быть, в России просто больше народов? За всеми не уследишь. Деньги и заинтересованные стороны нужны. В Турции в свое время этим занималось целое научное объединение филологов "Турецкое лингвистическое общество". Оно успешно реализовало проект издания большого собрания тюркских эпосов. 6 серьезных научных переводов на турецкий язык, только хакасских сказаний, сделаны за счет этого. Еще 8 изданий вышли в свет вне указанного проекта. На русском языке сегодня, насколько мне известно, существует всего лишь три академических перевода традиционных хакасских героических сказаний. В Турции стремительно растет и интерес масскульта к шаманизму, к шаманским практикам и философии. Может быть, это связано с тем, что люди, и прежде всего молодежь, чувствуют, что ухудшается экология их жизни. Экология – в широком смысле. В том, что люди не могут найти в традиционных сферах жизни ответов на духовные и мировоззренческие вопросы.

- А почему на ваш взгляд вообще важно переводить национальные эпические произведения на другие языки?

– Хакасский признан исчезающим языком. Язык исчезает, но народ-то остается. И для того, чтобы лучше понять нашу психологию, мышление, культуру – нужны переводы и на русский, и на турецкий. Я жалею, что не владею языком настолько, чтобы перевести наши сказания и на английский. Нужно переводить, иначе наша культура может оказаться "запертой" внутри народа.

– У нас в 2014-м году в составе России "появился" целый народ. 300 тысяч крымских татар. Многие считают, что это татары, "случайно переехавшие" в Крым. Спроси москвича, где находится российская республика Хакасия? Половина скажет, что на Северном Кавказе.

– Эта ситуация не трагическая с точки зрения межнациональных отношений. Москвичу, например, так же совершенно "параллельно", как и кто живет в Новосибирске или в Самаре. Люди не обязаны это знать назубок, у них свои проблемы в Москве. На фоне атомизации людей, даже неудивительно, что они не интересуются целыми народами. Кстати, вспоминаю школьные годы, когда в Ленинграде мы говорили, что родом из Хакасии, у нас частенько переспрашивали мол "вы из Абхазии?" и только такие ключевые слова, как Ленин, ссылка, Шушенское и Саяно-Шушенская ГЭС "выравнивали" ситуацию.

– От людей, которые перестали интересоваться соседями по лестничной клетке, не стоит требовать многого?

– Да. Но это не должно мешать научным исследованиям. Важно, что знание одного народа тиражируется для всего человечества. Еще где-то будут знать, что есть северные языки в которых существуют, например, 11 оттенков снега. А хакасский – это язык пятисот древних эпосов в несколько миллионов строк. Для меня очень важно, что молодые турки, прочитав мои переводы, уже используют эти материалы в своей креативной деятельности. Например, в дизайне или в сюжетах компьютерных игр. И не будем забывать, что это популяризация культурного богатства России и ее регионов.

– Как вы оцениваете то, что происходит с татарским языком? Москва на уступки не идет, интеллигенция Татарстана заявляет о том, что у татарского языка, безусловно, должен сохраниться государственный статус.

– Татарстанцы конечно правы. Как только язык утрачивает официальный статус, он начинает исчезать. В Хакасии, например, нет обязательного изучения языка. Изучение языка уже много лет проводится только на факультативных занятиях. И тут логическое противоречие – европейские иностранные языки, не являясь в России официальными, тем не менее, имеют статус обязательных уроков. К сожалению, из 100 тысяч хакасов сегодня около 30% вообще не владеют родным языком. Конечно это не единственная причина. В целом в мире актуальность применения национальных языков так называемых "малых народов" – не люблю этого определения – сужается. Падает престиж владения ими. Решать такую проблему – задача не для слабого народа.

– А "обязательный статус" не отпугивает? Казань не абсолютно татарский город. И мы видели отрицательные примеры. В девяностых был период, когда без сдачи башкирского языка советские еще люди, исторически его не учившие, не могли поступить в уфимские вузы. Есть тут золотая середина?

- А нет ее, видимо. Слишком беззащитны татарский, башкирский, хакасский и другие языки. Потому что только государственный статус татарского позволит сохранить татарский в мирном сосуществовании с русским языком. Надо понимать, что подавляющая часть актуального официального и научного общения носителей национальных языков сегодня и так происходит на русском. Русский язык сильнее, потому что он – государственный на макроуровне. Что в такой ситуации может угрожать русскому языку? На нем преподается высшая математика, транслируются федеральные новости. Он является официальным языком ООН. И потом разве знание еще одного языка может быть лишним для современного человека? Как говорят на востоке "один язык – один человек, два языка – два человека".

– Сегодня некоторые татарские активисты говорят, что тюркоязычные народы России пристально наблюдают за тем, что происходит в Казани. В Хакасии следят за тем, что происходит в Татарстане?

– Заявления, что татары "выведут тюркоязычные народы на майдан" это слишком громкие заявления. Всем пока так же все равно "чем там дышат" в Иркутске или в Казани. Это с одной стороны, но с другой – за этими событиями все равно следят и делают выводы. Какие? Пока трудно сказать. Думаю, что правильней сегодня было бы вернуть 5-ю графу в паспорт (о национальности), но на добровольной основе. Ребенок в 14 лет в состоянии определить, какой он национальности. Все равно государству придется какое-то решение принимать. Потому что оно – гарант сохранения национальных культур и языков народов России. А национальным элитам – татарским, хакасским, якутским – придется постоянно думать, как увеличить привлекательность своих языков. Потому что языки принадлежат не только отдельным государствам и народам, но и всей цивилизации.

– Возвращаясь к вашей книге. Все-таки является ли сибирский шаманизм религией? Он точно не фольклор? Ведь в массовом сознании религия, как и язык, должна иметь "кулаки" и политическое влияние?

- В Турции массовый читатель тоже не воспринимает шаманизм как религию. И это абсолютно западная позиция. Она утверждает, что шаманизм всего лишь техника транса. Это все равно, что ограничивать христианство молебном, а ислам – намазом. Интересно, что в англоязычной научной литературе слово "шаманизм" пишут с маленькой буквы, в то время как "ислам", "христианство", "буддизм" чаще всего с большой. И богословы, и ученые едины в неприятии шаманизма как формы религии. Наверное, считают его формой "сатанизма". Но сейчас начинает меняться и научная точка зрения. Например, выпускница Кембриджского университета, научный сотрудник исследовательского института имени Планка Агнешка Халемба в своей докторской диссертации уже написала "Шаманизм" с большой буквы. Она признала, что для сибирских и алтайских народов, шаманизм играет такую же роль, как и христианство для Европы. Мои земляки считают шаманизм своей конфессией. Просто науке для своих академических исследований пора начать разговаривать с последователями шаманизма.

sibreal.org