В Абакане подтвердились факты избиения детей в интернате для слабовидящих

  • 27 апреля 2017 10:06
  • Просмотров: 9806
Фото: novosti33.ru Фото: novosti33.ru

В столице Хакасии родители детей с ограниченными способностями столкнулись с нежеланием руководства школы и министерства образования республики бороться с угрозами жизни и здоровью учащихся. Речь идет о ситуации, сложившейся в одном из классов республиканской школы-интерната для детей с нарушением зрения.

Напомним, в редакцию 19rus.info в середине марта обратились родителей слабовидящих детей. Они рассказали: один ученик коррекционной школы (Вова) мешает образовательному процессу всего класса. Бьет ребятишек, у которых и так со здоровьем неважно, грубит учителям, во время урока может встать и ходить по классу. 

По данному факту проводились проверки полицией, прокуратурой и министерством образования республики. Озвучены результаты:

Ответ министра образования и науки Хакасии Галины Салата:

«В ходе служебной проверки министерства 24.03.2017 заместителем министра — начальником отдела опеки (попечительства) и защиты прав детей Ауль И.Е. в присутствии ведущего консультанта отдела опеки (попечительства) и защиты прав детей Лебедь Ю.А. Была проведена беседа с классным руководителем учащихся.

По мнению учителя, обстановка в классе управляемая. Продолжают проводиться внеклассные мероприятия: конкурсы, чаепития, викторины. Таким образом, информация, изложенная в вашем обращении, не нашла подтверждения».

Ответы других проверяющих, мягко сказать, повергли в шок. Педагоги, что называется, путаются в показаниях, а часть фактов, изложенных в мартовском обращении родителей, нашла свое подтверждение.

Итак, прокуратура установила, что нарушений закона в части зачисления этого мальчика, мешающего образовательному процессу всего класса, нет. При этом в день ответа прокуратуры родителям в устав образовательного учреждения были внесены изменения. И (какое совпадение!) касаются они разработки и реализации образовательных программ, создании специальных условий для получения образования, и, конечно, изменения редакции одной из статей, касающейся остроты зрения, с которой дети принимаются в школу (мальчик Вова, напомним, играет в хоккей, но почему-то его взяли в школу для слабовидящих. Вопрос: тренер по хоккею не нарушил ли инструкцию, взяв больного ребенка? Не хочет ли прокуратура проверить, почему ребенок с плохим зрением занимается хоккеем?).

Но вернемся к результатам проверки школы-интерната прокуратурой. Внимание вновь привлекают пояснения классного руководителя. Она подтверждает часть фактов, изложенных родителями в обращении. При этом считает, что назвать неуправляемым поведение мальчика, из-за которого разгорелся скандал, нельзя.

Не вызвал подозрений у надзорников и тот факт, что в журнале травматизма образовательной организации с 2015 по 2017 год нет записей о травмировании детей, а также отсутствуют обращения за медпомощью в медицинский кабинет школы.

Более скрупулезно к проверке фактов отнеслись полицейские. Они подтвердили факты нанесения побоев и совершение иных действий, причинивших физическую боль одноклассникам Вовы, но на момент совершения правонарушений он не достиг возраста, с которого наступает административная ответственность, и поэтому ответственности Вова не понесет.

А вот показания все той же классной руководительницы о поведении Вовы заставляют задуматься. В октябре-ноябре прошлого года учитель стала замечать, что мальчик как бы провоцирует конфликты с детьми. Он говорит им гадости, а потом наблюдает за их реакцией. Кроме того, она отметила, что у мальчика очень изменчивое поведение. Он то спокойный, то агрессивный. Классный руководитель считает, что иногда данный ученик не может контролировать свое поведение. Подтвердила она и факты того, что после некоторых случаев рукоприкладства Вовы дети жаловались ей на различные боли (почему же нет обращений в медпункт?).

Увидев, что полицейские нашли подтверждения фактам обращений в разные инстанции, родители учеников побежали в прокуратуру. Там им был дан ответ, что на момент проведения проверки материалов из полиции не поступало. В настоящее время материалы сданы в архив, а сотрудник, проводивший проверку, ушел в отпуск. Если родители хотят, то они могут вновь написать заявление и приложить данные, полученные от полицейских для проведения новой проверки.

Почему же данные от стражей порядка не были учтены? Как следует из писем, направленных мамочкам ведомствами, копия ответа родителям от полицейских была направлена в прокуратуру 30 марта. Надзорники закончили проверку 12 апреля. Вопрос: почему данные были не учтены, или ответы работников министерства образования даже не вызвали сомнений? А может, кое-кому нужно было не формально, а качественно подойти к исполнению своих должностных обязанностей?

А вот родителям стало гораздо сложнее. Теперь их не пускают в школу. Кроме того, опасения за жизнь и здоровье своих детей вынудило родителей написать коллективное заявление о переводе учеников в другой класс. Только вдумайтесь: из 12 обучающихся в классе как минимум 9 просятся куда-нибудь подальше от Вовочки.

Кстати, по просьбе директора школы-интерната с родителями провела встречу корреспондент еженедельного республиканского издания «Хакасия» (не путать с 19rus.info!), по совместительству являющаяся собкором «КП». После беседы с родителями в этих двух изданиях появились материалы с заголовком о том, что четыре мамы "выживают подростка из школы". Вовочка выставлен как "белокурый ангел". Да-да, мы не шутим.

Мамочки, ожидая подвоха со стороны руководства школы, на встречу с республиканско-федеральным журналистом пригласили корреспондента ИА "Хакасия". Для объективности. И не зря. Личные впечатления: видно, что корреспондент бравой "Комсомолки" изначально была настроена против родителей затерроризированных детей.

Начнем с заголовка. В нем, как и во всем тексте, говорится лишь о четырех разъярённых мамочках, которые якобы приписывают агрессию и жестокость подростку. При этом учителя и большинство родителей не разделяют их мнение. Учителя, конечно, стоят на своем, вряд ли они продержатся на работе, если их мнение будет кардинально отличиться от мнения руководства школы. Они даже в показаниях путаются.

Далее. Как же, интересно, двое могут стать большинством против девяти подписавших под обращением во все инстанции о переводе в другой класс? Сочтем это за ошибку в «сложных» арифметических расчетах, не подвластных уму журналиста газеты.

«Директор школы Ирина Буроякова говорит, что к делу привлекли психологов и факты животной агрессии, которую мамы приписывают Вове, не подтвердились. Впрочем, в администрации школы не отрицают: похулиганить Вова любит, но всё в рамках нормы».

Ничего себе в рамках нормы, Ирина Васильевна, вы себя-то слышите? Вы сами подписывали ответ родителям, в котором говорили, что факты удушения одноклассницы хулиганом подтвердились, а полиция подтвердила и еще ряд фактов. А если бы вашего ребенка схватили за горло, вы бы это тоже сочли "нормой"?

Дальше - больше. Мамочки выставлены в статье некими монстрами, которые сорвали учебный процесс в школе.

«Они чуть было не сорвали четвертную контрольную по математике. Началось всё за день до этого, когда на занятии с психологом случился очередной конфликт. Дима Смирнов на уроке решил передохнуть и полежать на матах, которые специально для этих целей имеются в кабинете. На один лёг, другим накрылся. Урок шёл своим чередом, и про Диму все благополучно забыли. Спустя время возле матов оказался Вова, который с разбегу прыгнул на них. Могло ли это быть случайностью? Запросто.

Психолог заявила, что ничего страшного не случилось, до этого она говорила обратное. Я была так потрясена, что приняла решение забрать свою дочь из школы и разослала другим родителям SMS, что я ребёнка забираю. Наши дети в опасности: где гарантия, что другой учитель увидит эти факты.

Все родители, которые получили эсэмэску, побросали работу и направились в школу забирать детей. Директору школы удалось убедить мам, чтобы они дали детям написать контрольную. На вопрос администрации, почему забираете учеников, ответ у мам был парадоксальным: идёт угроза жизни и здоровью их детей. Какая конкретно угроза нависла над детьми в момент написания контрольной, внятно мамы объяснить не могут. В итоге класс с задачей на порядок хуже, чем обычно».

Реакция вполне объяснима. Любой родитель, зная о происходящем в классе, поступил бы точно так же. А что касается результатов контрольной, то, может, не нужно вешать всех собак на родителей, а признать тот факт, что проверочная работа была проведена через несколько дней после карантина, на котором класс находился длительное время?

«Два месяца подряд мы шли навстречу этим мамам: они посещали занятия, по поводу ситуации неоднократно проводились собрания, были две конфликтные комиссии. Вместе со специалистами центра психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи «Радость» мы разработали целую программу, которая помогла бы решить этот конфликт. Но после срыва учебного процесса стало очевидно, что улаживать всё мирным путём эти мамы просто не хотят», — утверждает директор Буроякова.

Именно в эти месяцы, большая часть времени которых пришлась на карантин из-за гриппа и ротавирусной инфекции, жалоб со стороны мамочек и не поступало. Еще более странным выглядит тот факт, что как только перестали пускать на занятия родителей, вновь произошел случай нанесения телесных повреждений одному из детей.

Еще один из фактов, опубликованных в материале газеты, 19rus.info цитировать не будет по причине этичности. Пытаясь обвинить одну из мам, журналисты сами во всеуслышание разгласили семейную тайну. А вот родительница, которую обвиняют в этом, узнала ее лишь после прочтения в СМИ.

Кстати, что касается разглашения персональных данных, то журналист, «разбиравшийся» в проблеме, сам использовал данные родителей без их на то согласия. Соответственно, были "засвечены" фамилии детей, по несчастью оказавшихся с "ангелом" Вовочкой в одном классе. Часть фамилий в публикациях позже была изменена (но сохранились скриншоты), а данные мамы, которую обвиняют в отсутствии этических норм, почему-то остались без изменений.

Справедливости ради отметим, что есть и правдивые данные в материале газеты.

«В Вовиной школе все ребятишки с плохим зрением, но, как правило, к этому факту добавляется ещё букет сопутствующих заболеваний. У Вовы это гиперактивность, у кого-то нарушения опорно-двигательного аппарата, у кого-то — повышенное внутричерепное давление. Класс, между тем, учится по обычной школьной программе, интеллект у всех ребятишек в норме».

Подтвердились сведения и о том, что мальчик состоит на учете в ОПДН за совершение общественно-опасных деяний.

«История такая: во время игры на перемене Вова сжал одного из мальчиков, Тимура. А потом резко выпустил из рук, Тимур не удержался на ногах, упал и сильно ушиб коленную чашечку. Пойти на мировую родители Тимура отказались и подали в суд. Учителя в один голос заявили, что Вове надо учиться в маленьком коллективе. Нам пришлось перевестись, при этом нам дали такую характеристику, от которой волосы на голове встают дыбом. Судя по ней, хуже нашего ребенка просто никого нет на земле. В этой школе подобного нет», - рассказала мама Вовы журналисту.

И опять возникает ряд нестыковок. Выходит, что из обычной школы в специализированную Вову перевели не по медицинским показаниям. По крайней мере, не из-за плохого зрения, как гласит официальная версия.

Точка в запутанной истории, судя по всему, будет поставлена нескоро. Видимо, судов не избежать, и не только между родителями травмированных детей.

О развитии ситуации читайте в следующих материалах 19rus.info.

Наш канал в Telegram