Несправедливость, граничащая с абсурдом: история обиженной банком жительницы Хакасии

  • 04 февраля 2019 10:35
  • Просмотров: 6050
Несправедливость, граничащая с абсурдом: история обиженной банком жительницы Хакасии

Оскорбления и унижения службами взыскания банков, по всей видимости, являются нормой для контролирующих служб в Хакасии. К такому выводу пришла одна из многотысячных читательниц 19rus.info, обратившаяся в редакцию.

Подобных историй на просторах интернета встречается много. Их большое количество наводит на мысль, что банки готовы пойти на любые меры в возврате денег, чувствуя свою безнаказанность.

Загрузка...

"Обращаюсь к вам за советом или помощью, так как ситуация вся пропитана несправедливостью или, скорее, даже абсурдом.

Началось все 28 января. На мой домашний телефон поступил звонок из департамента взысканий одного из известных банков. Девушка представилась, попросила пригласить некую гражданку Н., такая в моей квартире не проживает. Более того, данного человека я не знаю и никогда не знала, о чем я и сказала звонившей. Девушка настаивала на разговоре с гражданкой Н., мотивируя тем, что вчера, 27 января, по этому номеру ей она отвечала. Я сказала девушке, что, вероятно, она ошиблась при наборе номера, так как указанная ей дата как раз пришлась на воскресенье и дома была вся моя семья и звонков на городской телефон в этот день не поступало. Девушка была крайне настойчива, говорила, что я обязана ей представиться и перестать скрывать указанную выше гражданку. Смысла в продолжение разговора я не видела и положила трубку.

29 января мне вновь поступил звонок из департамента взысканий банка. Молодой человек представился Дмитрием Александровичем, спросил гражданку Н., я ему сказала, что уже говорила сотрудникам департамента о том, что не знаю данную особу. Он спросил, как давно у меня этот номер телефона, т.к. незнакомая мне гражданка Н. указала мой номер телефона в декабре 2014 при оформлении кредита.

Я сообщила Дмитрию Александровичу, что договор между мной и Ростелекомом был заключен в октябре 2014 года. Он уверил, что передаст данную информацию в службу безопасности банка, и сотрудник службы свяжется со мной для уточнения информации. Я спросила, куда обратиться, чтобы убрали мой номер с базы, на что был дан ответ, что после передачи в службу безопасности проблема решится.

30 января мне опять позвонили из департамента взысканий банка. Сотрудник начал разговор с того, что я бесконечно вру, ввожу в заблуждение их службу, что я та самая гражданка-неплательщик и т.д. Разговаривал со мной исключительно на "ты", в перерыве между этим, простите, словесным поносом, я задала лишь единственный вопрос, со службы безопасности он или нет. Он пробурчал что-то невнятное и продолжил. Я сказала ему несколько раз, что данные обвинения во лжи мне не приятны и доставляют нравственные и моральные страдания, на что в мой адрес посыпались обвинения не только во лжи. Я попросила данного сотрудника представиться для того, чтобы могла принять меры, на это он ответил что зовут его Олег Евгеньевич, и что, если я хочу жаловаться, то могу это сделать без фамилии. Я сказала, что если он не назовет фамилию, продолжать разговор смысла не вижу и напишу обращение в правоохранительные органы. Олег Евгеньевич продолжал что-то говорить, слушать я не стала, так как нет времени тратить его на монолог неадекватного человека.

Положив трубку, я обратилась в полицию. Приехавшие сотрудники взяли объяснения.

У меня двое несовершеннолетних детей. Им я объяснила, что на домашний телефон поступают звонки от неизвестных людей, чтобы по возможности не брали трубку. Через минут 20, после отъезда сотрудников полиции, вновь звонок. Моя 13-летняя дочь подняла трубку и быстро протянула ее мне. Это был мужчина, по голосу похожий на Олега Евгеньевича, я услышала отборный мат с угрозами, оскорблениями, после обещаний звонить мне в пять утра ежедневно, он бросил трубку.

На сайте банка я нашла телефон горячей линии, связи с оператором там нет. В офисе банка по улице Пушкина пояснили, что к данным звонкам они отношения не имеют, что со всем этим делать, они не знают.

В интернете, на форумах, прошу заметить, не на официальном сайте, я нашла номер горячей линии департамента взысканий банка. При разговоре с сотрудником объяснила ситуацию, она сказала, что фамилию Олега Евгеньевича не назовет, куда написать жалобу не знает, и вообще что с этим делать она не знает, а так как я прервала разговор с Олегом Евгеньевичем, заявка, составленная Дмитрием Александровичем, аннулируется и звонки возобновятся. Работница, принимавшая звонок, сказала, что составит новую заявку о том, чтобы мой номер с базы удалили, но если я три раза не отвечу, заявку на удаление номера из базы аннулируют. Меня такое решение проблемы не устроило. Написав жалобу, я отправила ее на все указанные электронные адреса банка.

Мне пришел ответ: «Уважаемый автор! Благодарим Вас за обращение. Необходимые корректировки произведены, информация обновится и звонки от имени Банка Вам более не будут поступать. Приносим извинения за возможные неудобства. Отметим, что в ходе проведенного расследования нарушений со стороны сотрудника Банка не выявлено, сотрудник вел диалог корректно, грубости и хамства не допускал. При наличии дополнительных вопросов обращайтесь, будем рады помочь! С уважением, ПАО КБ».

После данного ответа сказать, что я была в шоке, это не сказать ничего. Связалась с сотрудниками полиции, они мне пояснили, что с января 2019 года коллекторами занимается Служба судебных приставов. Я обратилась туда. Взяла с собой жалобу, ответ из Банка и распечатку входящих звонков, из которой видно, что 27 января на мой номер никто не звонил, а также указаны все телефоны департамента взысканий.

Сотрудник, ознакомившись с бумагами, задала мне вопрос, кем мне приходится гражданка Н.? Я пояснила, что данная гражданка мне совсем незнакома. У меня спросили, чего я хочу. Я сказала, немного, чтобы человек, язык не поворачивается назвать его мужчиной, был привлечен к ответственности за оскорбления и угрозы.

И - кульминация! Во-первых, так как с банком у меня нет никаких отношений, я являюсь третьим лицом и не могу заявлять требования в отношении банка и его сотрудников, во-вторых, законом не предусмотрено наказание данного человека, так как все только с моих слов, и вообще, вдруг у меня к нему просто неприязненные отношения. Я спросила у сотрудника: «То есть я сейчас могу набрать любой номер, отматерить и мне за это ничего не будет? Что мне сказать своей 13-тилетней дочери, которую оскорбили. Пусть она в силу возраста и не особо обратила на ненормального внимания, но она обязательно спросит, наказали ли людей, которые звонят и матерят ее маму. Что ей сказать?»

«Скажите, так бывает, люди разные. Напишите в Цетробанк жалобу, может, будет расследование и сотрудника премии лишат», - ответил мне сотрудник службы приставов.

И вот я задаюсь вопросом, о каком правовом государстве мы говорим? На каких нормах морали нам воспитывать детей, если просто кругом разные люди? Как с детства воспитать в ребенке, что правоохранительные органы защищают нашу честь и покой, а не только нужны для устрашения? Мне, взрослому человеку, вся эта ситуация была противна, даже боюсь представить, что говорят коллекторы звонящие реальным должникам".

Ответом на вопрос может послужить случай, произошедший в начале декабря минувшего года. Тогда в сети обсуждалась гибель 16-летнего школьника в Хакасии. Как сообщалось, подросток покончил с собой. Когда дома были сестра и ее репетитор, юноша решился на крайний шаг. Тело его было обнаружено под окнами многоэтажки.

Что могло подвигнуть юношу из благополучной семьи уйти из жизни? В соцсетях, письмах, присланных редакции информагентства, а также в окружении семьи погибшего школьника говорят об одном: мальчишка свел счеты с жизнью после конфликта со службой безопасности одного очень известного федерального банка, чьи «косяки» обычно предпочитает никто не замечать: ни УФАС, ни прокуратура, ни следствие.