Новая французская революция

  • 16 июля 2017 07:57
Фото с сайта президента Франции Фото с сайта президента Франции

Париж стремительно выдвигается на первые роли в мировой политике. По меньшей мере, в вопросах безопасности.

Французский президент Эммануэль Макрон в один день принял президента США Дональда Трампа и немецкого федерального канцлера Ангелу Меркель. Не прошло и ста дней с момента избрания французами нового главы государства, как Париж стал центром для международных переговоров. Причина — удачное совпадение амбиций молодого Эммануэля Макрона и объективных обстоятельств. Всем на Западе нужен лидер, готовый брать на себя ответственность за сложные решения. При этом не только командующий современными вооруженными силами, но и готовый их применить.

Ангела Меркель приехала в Париж в рамках самого тесного германо-французского формата: 18-го совместного заседания ключевых министров двух стран. Члены уходящего немецкого правительства (осенью в стране выборы, по итогам которых кабинет точно обновится) знакомились с новыми французскими коллегами. Атмосфера была скорее даже не рабочая, а более чем дружеская. При этом многие обратили внимание, что Меркель пользовалась переводчиком, а Макрон на итоговой пресс-конференции выступал без «ракушки» в ухе — на его стороне было владение и французским, и немецким, так что он местами выглядел как лидер сразу двух стран.

Дружеские отношения, надо заметить, не помешали Макрону накануне впервые слегка покритиковать немецких коллег. Впервые с момент избрания французский лидер позволил себе слегка пожурить соседей, взявших на себя, по его мнению, слишком много полномочий внутри единой Европы. Ну, а во время встречи, судя по всему, французы смогли объяснить гостям из Берлина, что Париж недаром так много тратит на оборону и участвует сразу в нескольких миротворческих операциях на африканском континенте и, разумеется, не зря выделяет серьезные средства на развитие своей атомной программы. Все это — гарантия безопасности ЕС и за это, возможно, со временем придется платить.

 И Германия, судя по всему, возражать не станет. В Берлине не прочь, чтобы Евросоюз вновь встал на две ноги: финансовую немецкую и военную французскую. Поэтому немцы готовы финансировать общую программу в области безопасности и, скажем, совместную разработку франко-германского беспилотника, который должен появиться к 2020 году.

Подтвердить статус Франции как ключевой страны ЕС в области безопасности Эммануэлю Макрону помог и визит Дональда Трампа, начавшийся в тот же день, что и встреча с Ангелой Меркель. Формальным поводом стал парад на День республики в годовщину Французской революции, на который, в память о совместной победе в Первой мировой войне, впервые пригласили американских военных. Это позволило Макрону накануне, когда они проводили с Трампом переговоры, заявить, что трансатлантический союз Франции и США — навсегда. И американский лидер не возражал.

Возможно, Трамп был слишком доволен приемом, оказанным ему во Франции, где Макрон опекал американского коллегу практически как родного дедушку. Вечером президенты перекусили в ресторане на Эйфелевой башне. А уже на следующий день Трамп, накануне спровоцировавший во французской прессе скандал сексистскими высказываниями в адрес своей жены и супруги Макрона, гордо отдавал честь американским солдатам, маршировавшим по Елисейским полям в форме времен Первой мировой войны.

 В связи с происходящим стремительным возвращением Франции в мировую политику многие комментаторы поспешили заявить, что все это личная заслуга Эммануэля Макрона. Мол, он, как принято говорить в России, «поднял страну с колен». Это аналогия дополняется эстетическим сходством: Макрон, так же как его российский коллега Владимир Путина в начале своего правления, любит красоваться перед публикой и изображать из себя «мачо». Например, он уже успел побывать на французской подводной лодке.

На самом деле ситуация, как всегда, сложнее. Речь идет о совпадении интересов лично Макрона, его зарубежных коллег, заинтересованных в возвращении нового сильного партнера в международную политику и так называемой «объективной реальности». Рост проблем вокруг терроризма, миграции и в целом военной активности в мире — все это усиливает в ЕС и НАТО запрос на «сильную руку». Этому запросу Франция отвечала и до Макрона, даже при его не слишком уважаемом соотечественниками предшественнике Франсуа Олланде. Однако тогда партнерам по НАТО и ЕС не удавалось побудить Париж разделить с Берлином ответственность за судьбу Евросоюза.

Теперь же амбиции Макрона позволяют «вытянуть из раковины» Францию. Она же, в свою очередь, автоматически занимает место второго, если вообще не первого, политического игрока в ЕС. В эпоху военных и террористических угроз наличие боеспособной армии и ядерного оружия может цениться не ниже, а то и выше развитой экономики. И Эммануэль Макрон это прекрасно понимает, «продавая» своим партнерам лидерство Франции как решение многих проблем.

Иван Преображенский, ИА РосБалт