Первый день Улюкаева в тюрьме: отмените "Лицом к стене!", дайте коврик для йоги и не сажайте ко мне сокамерника

  • 21 декабря 2017 07:17
  • Просмотров: 3252
Первый день Улюкаева в тюрьме: отмените "Лицом к стене!", дайте коврик для йоги и не сажайте ко мне сокамерника

Экс-министр не ожидал такого стремительного ареста. Но признался, что, собираясь в суд, тайно от супруги положил в портфель запасные носки и кое-какие вещи «на всякий случай».

Ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы Иван Мельников побывал в камере у осужденного экс-министра Алексея Улюкаева. О том, что увидел и услышал, он рассказал «КП».

«Кремлевский централ» — так называют в народе спецблок в СИЗО «Матросская тишина». Здесь содержатся многие ВИПы: бывшие чиновники или фигуранты громких, резонансных дел. Кто знает, возможно Алексей Валентинович Улюкаев, приговорённый судом к 8 годам колонии строго режима, вот-вот окажется в одной камере с бывшим мэром Владивостока Игорем Пушкаревым. Или же с отцом полковника Захарченко. Не так давно из «Матроски» вышел бизнесмен Полонский. Так что, соседи более чем достойные.

Первый день Улюкаева в тюрьме: где сейчас сидит экс-министр

Пока же находится в камере-карантине. Здесь он на ближайшие 10 дней. А вообще в «Матросске» ему предстоит провести несколько долгих месяцев: пока назначат апелляцию, пока она состоится... Кто знает, возможно Алексей Валентинович захочет обжаловать свой приговор и в вышестоящих инстанциях (правда, после апелляции, если она оставит приговор в силе, он все равно будет этапирован в колонию). Тем более, что он уверен в своей невиновности:

— Я абсолютно не ожидал того, что со мной вчера произошло, — сказал он членам ОНК Еве Меркачевой и Ивану Мельникову, пришедшим в субботу утром навестить его в новых условиях. — Спрашивал у адвокатов, возможен ли арест. Они уверяли, что до вступления приговора в силу такое невозможно. Я им верил, но всё-таки положил вчера с собой запасные носки и ещё кое-какие вещи. Признаюсь, сделал это тайно от жены, чтобы она не волновалась.

Про сам процесс и его нюансы Алексей Валентинович распространяться не стал, сказав лишь только, что:

— В моем деле огромное количество всевозможных нарушений, на которые суд даже не обратил внимания. Я буду оспаривать и сам приговор, и вообще свое обвинение. Я не виноват и надеюсь, мне удастся это доказать.

Напомним, что Улюкаев обвинён в получении огромный взятки от главы «Роснефти» Игоря Сечина, помимо отбывания срока он обязан ещё и оплатить штраф в размере около $2.000.000

Больше всего сейчас волнует Алексея Валентиновича, как там его жена.

— По возможности передайте ей, пожалуйста, что со мной всё хорошо. Все нормально. Если честно, то я ожидал, что в СИЗО все намного хуже, тем более перед самым арестом читал в прессе о «Матросской тишине». Что здесь есть камеры, где хуже, чем в аду. Не знаю, как будет дальше, но на первый взгляд все очень даже ничего. На утро давали кашу из сечки вполне съедобную. Скажите пожалуйста, а сюда могут мне родные передавать домашний творог и овощи, фрукты? Я в еде не очень прихотливый, но без свежей органики будет тяжеловато.

Правозащитники объяснили новоиспеченному сидельцу «Матроски», что творог он нескоро увидит, его передавать сюда запрещено. А вот овощи и фрукты можно. Очень много вопросов было у Улюкаева о том, как работает тюремный ларёк, как поскорее организовать свидания и переписку с близкими. И можно ли попасть к стоматологу.

— Пока я был на домашнем аресте, судья так и не дал мне разрешение посетить врача. А мне очень к нему надо.

В этом смысле экс-министру, можно сказать, повезло. В больнице СИЗО «Матросская тишина» работает прекрасный стоматолог.

— Ужасно, что в камере запрещены часы. При этом вся жизнь здесь по расписанию. Как я могу узнавать время? И ещё, ведь здесь находятся подследственные, вина которых ещё не доказана. К чему в таком случае все эти грубые обращения: «лицом к стене», «руки за спину». Мне кажется, такой формат общения — атавизм.

Алексей Владимирович припомнил, что ещё в должности заместителя министра курировал структуру ФСИН, но ни в колониях, ни в СИЗО до настоящего времени не бывал.

— А зря. Отсюда все видится по-другому. Я уже ознакомился с правилами внутреннего распорядка, кое-что бы поправил. Книги, например, почему-то в передачах нельзя присылать. Часы вот, опять же. Если нельзя принести свои, почему их тогда не продавать в тюремном магазине? Возможно, я даже направлю в Министерство юстиции свои предложения.

Волнуется Улюкаев и о том, кто будет его соседями по камере после перевода из карантина.

— А можно мне вообще без сокамерников сидеть? У меня в жизни было достаточно общения, я хочу побыть один. Сейчас мне предстоит много работать с документами по уголовному делу, писать обращения, ходатайства. Было бы удобнее, чтобы никто не отвлекал. Ещё я надеюсь продолжить писать стихи (у поэта Алексея Улюкаева три книги с его произведениями уже издано — прим.ред.). А спортзал тут есть? Хочу поскорее записаться. Коврик-то для йоги можно с воли сюда передать?

Но отдельные камеры в СИЗО положены только в исключительных случаях, если существует угроза жизни подследственному. Вряд ли министр останется в одиночестве. На карантине со всеми работает психолог, который изучит психотип и порекомендует, в какую камеру и к кому поместить «новенького».

Вот такие первые впечатления экс-министра из-за решетки, откуда он выйдет ещё очень не скоро.

Комсомольская правда