Жизнь провинции. Какая она теперь на примере Хакасии

  • 29 декабря 2017 14:37
  • Просмотров: 3901
Фото: Kremlin.ru Фото: Kremlin.ru

Из жизни провинции уходят политические конфликты, - заметил "Коммерсант". В примеры того, как это происходит, попала и Хакасия.

Вертикаль власти добралась до последних участков последнего заповедника политической борьбы - регионов. Самостоятельных игроков преследуют, губернаторами становятся молодые чиновники, которые наводят порядок с помощью силовиков, муниципалитеты взяли под контроль администрации регионов.

Губернатор Хакасии Виктор Зимин превратился в одного из главных региональных ньюсмейкеров. Он то спорит со своим коллегой Аманом Тулеевым о помощи отшельнице Агафье Лыковой и признается, что «не любит эту бабушку», то называет Новосибирск «колхозом» и заявляет, что его жители беднее жителей Хакасии и пьют больше их. Губернаторы-цицероны незаметно стали главными поставщиками региональных новостей. Каковые делятся на три типа: кадровые перемещения малоизвестных чиновников и депутатов, аресты политических старожилов и их же душевные излияния. Региональную политику почти покинула жизнь и борьба (не силовая), чем она еще недавно отличалась от политики федеральной. Разве что в Севастополе с очередным губернатором-варягом воюет депутатское большинство в заксобрании, лояльное «народному мэру» Алексею Чалому (срывают заседания, не с первого раза голосуют за бюджет), но и те уже сдают назад.

Вертикаль власти пронзила политическую жизнь в большинстве регионов. Долгое время центр смотрел на борьбу на местах сквозь пальцы: за контроль над заксобраниями бились губернаторы и влиятельные группы, отделения единороссов раскалывали конфликты, франшизы системных партий имели неплохое содержание от тех же групп. На губернаторских выборах, несмотря на муниципальный фильтр, выдвигались сильные кандидаты в противовес выдвиженцам власти, а в Иркутской области в 2015 году такой кандидат (коммунист Сергей Левченко) победил. В отделениях «Единой России», формально монолитных, тлели конфликты. В регионах успешно работали политики, которым перекрыли доступ на уровень федеральный, - такие, как мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман. Центр придерживался такой философии: пусть внизу воюют, лишь бы не лезли выше.

С тех пор внимание центра к периферии становилось все более пристальным. В середине декабря под арест попал один из последних крупных и самостоятельных игроков - вице-спикер нижегородского заксобрания, бывший мэр Нижнего единоросс Олег Сорокин. Он был вполне системным человеком: состоял в партии власти, агитировал за нее, но требовал от Москвы ответных уступок и получал их (например, контроль над Нижним Новгородом в пику теперь уже экс-губернатору Валерию Шанцеву). Работал привычный для региональной политики механизм сдержек и противовесов, который собственно и привлекал интерес: где есть противовесы, есть и конфликты.

Назначение так называемых губернаторов-технократов сильно ударило по этой вольнице. Врио главы Нижегородской области Глеб Никитин сразу заявил, что введет в областной столице должность единого назначаемого мэра и обозначил своего кандидата. Пул «сорокинских» депутатов начал сопротивляться. Против пары народных избранников завели уголовные дела, после чего горсовет передумал сопротивляться, а перед назначением нового мэра арестовали Олега Сорокина. Нижегородский пример заставит задуматься других сильных местных игроков: а стоит ли подавать свой голос? Несколько влиятельных региональных политиков (Дмитрий Скриванов из Перми, Алексей Веллер из Мурманска) на всякий случай получили депутатскую неприкосновенность в Госдуме.

Но не только и не столько технократы вытравливают политику с мест - к их приходу давно все готово. Выборы мэров после муниципальной реформы 2014 года отменены. Городские советы не имеют ключевого пакета голосов для назначения глав администраций, а значит, влиятельным игрокам нет смысла тратить силы и средства на борьбу за кресла городских депутатов.

От депутатства в заксобраниях обеспеченные предприниматели тоже отказываются. Партия власти сейчас предпочитает видеть депутатами послушных бюджетников.

«Раньше облдума была престижным клубом. А теперь чего сидеть и голосовать по команде вместе с бюджетниками, не проголосуешь - не исполнишь партийной дисциплины», - сказал “Ъ” один из региональных депутатов-предпринимателей.

Перестали ходить в депутаты и яркие профессиональные политики-харизматики - количество оплачиваемых должностей в региональных парламентах постоянно сокращается.

Регионалы готовы бороться только за самое насущное - бюджетные средства (как Хакасия, Сахалин, Карелия и Дагестан) либо остатки былой независимости (как Татарстан). Эти голоса то затихают, то становятся громче - они-то и составляют сейчас большинство важных региональных новостей.

Политика в регионах оказалась заморожена, минус - это средняя температура по палате. Конфликты и борьба оказались вытеснены из нее.

«Пока смотрю из Госдумы, как из ложи, что происходит в регионе» , - признался “Ъ” один из федеральных парламентариев, добавив, что при случае готов выйти на сцену.

Присоединятся к требованиям средств и независимости и другие регионы, но в случае потепления общей температуры. Прогноз погоды на ближайшее время, правда, плюсов не обещает.