Евразийский союз: кому хорошо, кому плохо

  • 17 мая 2018 06:23
  • Просмотров: 906
Фото с сайта president.gov.by Фото с сайта president.gov.by

«Гвоздями» саммита ЕАЭС могли стать встреча Путина с Пашиняном и «бунт» Лукашенко. Но мягкий климат Сочи внес коррективы в эти «предчувствия».

В курортном Сочи завершилась встреча глав государств Евразийского экономического союза (ЕАЭС) — они присутствовали на ней в полном составе. А гостил у них президент Молдовы Игорь Додон. Но гостил, так сказать, не праздно — Высший Евразийский экономический совет предоставил Молдове статус государственного наблюдателя в ЕАЭС. Ранее у этой организации института наблюдателей не было, а теперь вот прецедент создан.

Впрочем, он не означает, что Молдова очертя голову ринется вступать в Евразийский союз, в котором в настоящее время состоят Россия, Казахстан, Белоруссия, Армения и Киргизия. По пояснению Додона, статус наблюдателя позволит Кишиневу больше узнать о механизмах функционирования ЕАЭС, получить информацию о том, какие молдавские товары могут попасть на рынки союза. Ну, а дальше — «Все зависит и от ЕАЭС, и от Молдовы».

Но что представляет собой Евразийский союз сегодня; какие «радости и гадости» — большие и малые — получают его участники, и на что они нацелены в дальнейшем? Киргизия, судя по прямой речи ее президента Сооронбая Жээнбекова, вполне довольна своим членством в этой организации. По его словам, вступление Киргизии «было осознанным, стратегически выверенным, отвечающим национальным интересам». Условия вступления были «выгодными», и республика видит для себя «серьезные позитивные результаты», такие как «стимулирование развития бизнеса, отмена таможенного контроля, оживление торговли, развитие конкуренции».

Кроме того, членство в ЕАЭС, по словам Жээнбекова, существенно упростило процедуру трудоустройства киргизских трудовых мигрантов и улучшило социальные условия их жизни. По итогам прошлого года объем денежных поступлений из России (именно там, в основном, бросили якорь киргизские мигранты) в республику составил 2, 4 миллиарда долларов. То есть за год переводы увеличились на 24%. «Кыргызстану удалось преодолеть риски экономического спада в условиях адаптации национальной экономики к новым интеграционным условиям и правилам ЕАЭС», — резюмировал Жээнбеков.

 Президентов РФ и Белоруссии ожидает серьезный разговор

Но что хорошо для Киргизии, то не здорово для Белоруссии, имеющей к ЕАЭС довольно много претензий. Однако, говоря Евразийский союз, подразумевается, в основном Россия, в которую белорусский президент время от времени выпускает «стрелы» — пока не слишком ядовитые, то есть не угрожающие этому объединению большими потрясениями.  Вообще же ожидалось, что «гвоздями» программы сочинского саммита станут Лукашенко и новый революционный президент Армении Никол Пашинян — каждый по-своему. Но, если судить по официальной информации, «предчувствия» не вполне оправдались.

Лукашенко, конечно, воспользовался трибуной саммита и заявил, что в торговую деятельность ЕАЭС «регулярно вмешивается политика», и «интересы отдельных товаропроизводителей становятся выше достигнутых нами решений». «Вместо того, чтобы свободно торговать, мы закрываемся друг от друга», — сказал он. Белорусский лидер также выразил надежду на то, что до конца текущего года государства ЕАЭС смогут договориться о функционировании единого рынка нефти, газа и нефтепродуктов.

В общем, он «выпустил пар» до приезда на саммит, когда в ходе своего ежегодного послания народу и парламенту Белоруссии возмущался непоследовательной позицией Москвы, объявлением ею «молочной» и иных «войн», длительными проволочками с реализацией различных проектов ЕАЭС, наличием в его ареале ограничительных мер в то время, как на «высоком уровне» была декларирована их отмена, и т. д. «Необходимо предметное рассмотрение накопившихся в ЕАЭС проблем, принятие конкретных решений и неукоснительное их выполнение. Либо мы движемся вперед, либо имитируем движение. Последнее — недопустимо!» — заявил белорусский лидер.

Тут стоит отметить, что товарооборот между Белоруссией и РФ в прошлом году вырос почти на 24% и составил, в денежном выражении, около 33 млрд долларов. Не хило, если учесть к тому же, что до 2020 года «Газпром» инвестирует в развитие газотранспортной системы Белоруссии 2,5 миллиарда долларов, а в наращивание мощностей подземных газохранилищ — 1,1 млрд.

Но «собака зарыта», вероятно, глубже, чем видимые причины недовольства Лукашенко ситуацией внутри ЕАЭС и взаимоотношениями Москвы и Минска. И состоят они, во многом, в ужесточении санкционной политики Запада в отношении России. Это вынуждает Белоруссию диверсифицировать свои торгово-экономические и транспортные контакты. Один из примеров: республика присоединилась к Транскаспийскому маршруту, идущему в обход России. Вряд ли последняя отнеслась к этому с «пониманием».

 Пашинян: не из «грязи», но все же в «князи»?

На заседании Высшего Евразийского экономического совета в Сочи Путин признал, что не обошлось без «дискуссий и споров», но «нам удалось все-таки добиться общих решений». Отметим, что государства ЕАЭС утвердили ряд документов, в том числе соглашение о международных договорах союза с третьими государствами, международными организациями или международными интеграционными объединениями. Утверждены также основные ориентиры макроэкономической политики членов ЕАЭС на 2018—2019 годы; ряд внутренних документов, касающихся функционирования единого рынка услуг в ареале Евразийского союза; решения, связанные с агропромышленной политикой и международной деятельностью этого объединения.

На саммите было озвучен ряд инициатив. В частности, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил коллегам по ЕАЭС рассмотреть возможность строительства судоходного канала между Черным и Каспийским морями, а также прокладки высокоскоростной автомагистрали «Евразия», соединяющей Европу с Азией через Россию и Казахстан. Путин же акцентировал внимание на необходимости интенсифицировать развитие интеграционных процессов в ареале Евразийского союза, выделив при этом сферы атомной и возобновляемой энергетики, космоса, медицины, экологии, межрегиональных и приграничных связей.

Повел он разговор и о необходимости наращивания усилий по созданию единых рынков товаров и услуг, развитии торгово-инвестиционных связей, укреплении производственной и технологической кооперации, сближении валютно-финансовой и денежно-кредитной политики государств ЕАЭС, выстраивании ими эффективных транспортных и логистических «цепочек».

Словом, саммит получился довольно скучным, то есть не скандальным, если только на двусторонних встречах Путина с коллегами и этих коллег друг с другом не было чего-нибудь интригующего. Вообще же считалось, что основная интрига саммита заключалась во встрече президента РФ с новым революционным премьер-министром Армении Николом Пашиняном, ранее известным своими антироссийскими выступлениями. Но оба лидера лишили «широкую общественность» такого «удовольствия». Встреча, если судить по официальной информации, прошла в дежурно-доброжелательном режиме. Но некоторые «подозрения», касающиеся отношения Пашиняна к ЕАЭС и главам государств, в него входящих, все же возникли. Однако — по порядку.

В соответствии с открытыми данными, на встрече с Пашиняном Путин поздравил его с избранием на пост главы правительства, пожелал ему успехов и выразил надежду на динамичное и углубленное развитие двусторонних отношений с Арменией. Президент РФ подчеркнул, что Россия «рассматривает Армению, как нашего ближайшего партнера и союзника в регионе», добавив, что это касается и экономического взаимодействия, и вопросов безопасности. Он также выразил надежду на то, что «очень хорошие результаты», которые демонстрирует экономическое сотрудничество РФ и Армении в последнее время, «удастся не только сохранить, но и приумножить».

 Мирзиеев собрался «прощупать» Алиева

Пашинян, в свою очередь, заверил Путина в том, что у Армении «есть энергия дать импульс (двусторонним отношениям) в политическом, торгово-экономическом смыслах и в военно-технической сфере». Он подчеркнул, что Армения высоко ценит сбалансированную позицию, занятую Россией во время внутриполитического кризиса в РА. Среди прочего «новый человек» в ЕАЭС поздравил Путина с прошедшими майскими праздниками и добавил, что в Армении внимательно следили за парадом Победы 9 мая и впечатлены достижениями России в военно-технической сфере.

В контексте наблюдений, связанных с военной техникой, армянское издание Lragir задается вопросами: «Какие именно виды оружия и техники впечатлили Никола Пашиняна, и что хотел бы он видеть на вооружении армянской армии? Намекает ли Никол Пашинян на то, что если Армения продолжит военно-техническое сотрудничество с Россией, то было бы желательно продавать не технику „80-х годов“, а новейшие разработки?»

Вероятно, этот болезненный для Армении вопрос будет поднят еще неоднократно — официальный Ереван и «простые люди» давно уже  возмущаются продажей Россией наисовременнейшего вооружения Азербайджану. Армяне считают это предательством со стороны «союзника», то есть России, а себя — обделенными ею не только по номенклатуре и количеству поставляемого вооружения — кстати, по внутрироссийским ценам. Например, армяне недовольны тарифом на газ, который экспортирует им «Газпром», и монопольным положением этой компании в республике, мешающим ей закупать топливо у других поставщиков.

Что же касается саммита ЕАЭС, евразийскую интеграционную философию армянского премьера распространила его пресс-служба. Агентство «Новости — Армения» приводит цитаты Пашиняна: «Связанный с ЕАЭС дискурс в армянском обществе обусловлен тем, что решение административных проблем, переход к новым общим регулирующим механизмам, а также наличие разных препятствий пока не оправдывают ожиданий бизнеса на получение конкретных и осязаемых результатов, что лежит в основе идеи евразийской интеграции».

По словам Пашиняна, Армения «исходит из того, что прежде всего необходимо обеспечить расширение торгово-экономического сотрудничества, поставить акцент на высокие и точные технологии, обеспечить на самом деле равные условия для хозсубъектов, найти решения для основных вопросов, которые прямо воздействуют на качество жизни. В конце концов, если показатели экономической активности не ощущаются гражданами, то они становятся „статистической категорией“».

 Доведет ли Атамбаев Евразийский союз до раскола?

Далее: «Армянская сторона готова поддержать принятие всех документов, согласованных в ходе заседания. В отношении внешней политики ЕАЭС подчеркну: положение о статусе наблюдателя проистекает из договора союза. Мы считаем, что целесообразно обсуждение вопроса о внедрении других форматов по сотрудничеству ЕАЭС с третьими странами». Видимо, тут имеется в виду предоставление Молдове статуса наблюдателя в ЕАЭС.

Что скрылось за официальными «картинками» с саммита? Вышеупомянутое издание Lragir обнаружило следующее: «Во время традиционного выступления Владимира Путина, который на полном серьезе говорил о достижениях союза и дальнейшей интеграции, „вечные“ президенты сидели с традиционно каменными лицами. Видео сначала было похоже на фото, но тут камера повернулась к армянской делегации — премьер-министру Николу Пашиняну и вице-премьеру Тиграну Авиняну. Никол Пашинян ерзал на месте и улыбался, то ли тому, что говорил Путин, то ли его смешили суровые лица Назарбаева и Лукашенко. А может, Николу Пашиняну просто очень хотелось войти в лайв. … О чем думали сидевшие за столом евразийские князья? Что их время заканчивается, и на смену им приходят беспокойные журналисты-революционеры, которые могут танцами и песнями сменить власть в стране? Или они с ностальгией вспоминали о Серже Саркисяне?»

Впрочем, иронизировать — не грех, но все же стоит напомнить, что Россия и вне рамок ЕАЭС является для полублокадной Армении, соседствующей с Турцией и Азербайджаном, главным экономическим партнером — ее доля во внешней торговле республики составляет около 30%.  РФ также занимает первое место по инвестициям в армянскую экономику; в республике работают порядка 2 тысяч российских компаний и предприятий. Но Россия — диктатор, и она умело пользуется тяжелым положением Армении, имея, при этом имидж государства, обеспечивающего безопасность своего «младшего союзника». Над этим, конечно, тоже можно иронизировать, но факт остается фактом: Москва сдерживает военную эскалацию между Арменией и Азербайджаном, и требует за это высокую цену. И тут очень многое будет зависеть от персонального доверия между президентом России и премьером Армении.

В Сочи состоялась «сверка часов» — и в двусторонних отношениях Москвы и Еревана, и в рамках ЕАЭС. Впереди, вероятно, «сверка часов» в формате ОДКБ, а это уже сложнее: Армении в этой организации не сочувствуют, явно предпочитая ей Азербайджан, не входящий ни в Договор о коллективной безопасности, ни в Евразийский союз.

Ирина Джорбенадзе, ИА РосБалт