Цена развлечений для губернатора

  • 10 июля 2018 07:45
  • Просмотров: 43184
Фото: губернатора Мурманской области Фото: губернатора Мурманской области

Ради личных трат главы Мурманской области Ковтун ее подчиненные собирали «благотворительную дань» с местного бизнеса, сообщают СМИ со ссылкой на показания арестованных чиновников.

В прошлом году были арестованы трое высокопоставленных чиновников Мурманской области: бывший вице-губернатор и глава аппарата правительства Игорь Бабенко, его заместитель Эдуард Никрашевский и замначальника ГОБУ «Управление по обеспечению деятельности правительства Мурманской области» Георгий Благодельский. Всех их обвиняют в мошенничестве с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ), а Бабенко также подозревают в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

Расследование ведут сотрудники Главка по особо важным делам Следственного комитета РФ и их коллеги из Мурманского регионального управления.

Защита обвиняемого Георгия Благодельского считает, что органы предварительного следствия бездействуют. До передачи дела в суд остается чуть более двух недель.

Как сообщает Мурманский портал противодействия коррупции, 9 июля в Мурманске прошла пресс-конференция с участием адвокатов бывшего вице-губернатора Игоря Бабенко и его бывших подчиненных Г. Благодельского и Э. Никрашевского.

По их мнению, наказание могут понести простые исполнители, а реальные организаторы преступления останутся на свободе.

Материалы, на которые ссылаются адвокаты, тайной следствия не являются.

Сторона защиты обратилась с ходатайством к председателю СК РФ генералу юстиции Александру Бастрыкину с просьбой взять расследование под свой личный контроль. В материалах дела есть факты, указывающие на Марину Ковтун, губернатора Мурманской области, как на лицо, наиболее вероятно, организовавшее преступную схему. Но расследование этих фактов не проводится.

Информация о вероятной причастности Ковтун к хищению бюджетных средств была обнародована еще осенью 2017 г. Жена Георгия Благодельского, одного из участников криминальной группы, опубликовала «черную бухгалтерию» своего мужа. По показаниям чиновников, они нарушали закон в интересах главы Заполярья Марины Ковтун.

 В апреле 2012 года Марина Ковтун была назначена врио губернатора Мурманской области. В том же месяце в ее команде появился Игорь Бабенко — сначала он был заместителем руководителя аппарата областного правительства, потом — руководителем. Позже совмещал сразу две должности: главы аппарата и вице-губернатора.

 В течение нескольких лет в областном правительстве была налажена схема сбора средств с благотворителей, их обналичивания через договоры с лояльными предпринимателями и дальнейшего расходования на служебные и личные нужды Марины Ковтун.

 — Губернатор ставила мне задачу о приобретении какого-то предмета, услуги — оплата рыбалки, оплата экипировки, оплата продуктов питания… то есть о совершении покупки, не предусмотренной протокольными мероприятиями, — сообщил Бабенко следователям.

 — … Существовал внебюджетный счет, на который собирались деньги по письмам за подписью губернатора и за моей подписью. Письма писались на имя крупных предпринимателей, — рассказал Игорь Бабенко. — …То есть нет ни одного документа, позволяющего использовать деньги региона на рыбалку губернатору или подарки для его друзей. Однако, поскольку та категорически не хотела тратить свои деньги, но развлечений требовала, приходилось вот таким образом выкручиваться, — пояснил следователям Бабенко.

В свою очередь, Эдуард Никрашевский и Георгий Благодельский сообщили следствию, как готовились письма с просьбой о благотворительной помощи.

Сначала Благодельский составлял список потенциальных благотворителей, указывая в нем суммы, которые можно попросить у того или иного предпринимателя, предприятия. Далее список смотрели Бабенко и Ковтун. Причем Марина Васильевна нередко вносила свои правки, меняя запрашиваемые суммы. После этого на имя каждого потенциального благотворителя отправлялось письмо, в котором губернатор или ее заместители просили деньги на «социально полезные мероприятия». Адресатами были и руководители федеральных финансово-промышленных групп, и местные предприниматели из крупных.

Собранные за несколько лет миллионы — а по данным следствия, речь идет о сумме, как минимум, в 100 млн рублей — расходовались на цели, далекие от заявленных.

Например, презентации докладов, ужины, банкеты, корпоративные праздники для чиновников. Одна из таких вечеринок, кстати, в декабре 2013 года обошлась в 1,3 млн рублей и завершилась дракой. Предприниматель Василий Пимин, распустивший руки на губернаторском корпоративе, даже угодил под суд.

Кроме того, Марина Ковтун, как всякий губернатор, часто бывала в командировках. Но в отличие от многих коллег пользовалась вип-залами аэропортов и останавливалась в дорогих, фешенебельных номерах отелей. Однажды гостиничная квитанция Марины Васильевны попала в СМИ и вызвала гнев такой гнев общественности, что подчиненные Ковтун стали прятать эти расходы. По словам Эдуарда Никрашевского, он лично оплачивал наличными в банке гостиничные счета Марины Ковтун. «Чтобы нигде не светилось, что ею (Ковтун — Ред.) осуществляются крупные расходы на гостиницу, чтобы не светить это в СМИ и в официальной плоскости, мне надо было идти в Сбербанк и оплачивать за Марину Васильевну счета за гостиницу», — пояснил Никрашевский следствию.

За областной счет Мурманский губернатор летала и на отдых. По словам Никрашевского, после одного такого отпуска, когда Ковтун рассчиталась за авиабилеты и гостиницу бюджетными деньгами, чиновники несколько раз собирались на совещания. Решали, по какой статье провести расходы. Но законного пути не нашли. В итоге заключили фиктивный договор с индивидуальным предпринимателем, обналичили деньги и внесли их в кассу от имени Ковтун. «Губернатор нам их не вернула», — рассказал следователям Никрашевский.

В Мурманске у Марины Ковтун была служебная квартира, но чаще она жила за городом, в поселке Зверосовхоз. Здесь находится гостевой дом для высокопоставленных федеральных чиновников, которые приезжают в область с официальными визитами. Московские чиновники здесь бывали нечасто, а Марина Васильевна жила почти постоянно. И это сказывалось на коммуналке. Дело в том, что Марина Васильевна требовала от обслуги выдерживать определенную температуру в сауне, которую она очень любит. «Расходы на электричество в связи с этим были очень большие и ложились на областной бюджет», — сообщил Никрашевский.

Ковтун коммунальные услуги в гостевом доме не оплачивала. По словам Никрашевского, он лично каждый месяц с осени 2016 года до середины 2017-го просил начальника ГОБУ выставлять счет на имя Ковтун. С этим счетом он затем шел в кассу и вносил деньги. «Документы об оплате я передавал помощнику Ковтун… в надежде, что мне эти деньги губернатор вернет, однако она никогда ничего не возвращала», — сообщил экс-чиновник.

 Для личного пользования Ковтун покупалась и дорогая техника.

 — Игорем Леонидовичем давались прямые указания о приобретении той или иной вещи (для личного пользования губернатора Ковтун — Ред.). Это были различные покупки. Планшетный компьютер, сотовый телефон «Айфон» и другие… — рассказал Никрашевский.

К примеру, когда однажды у губернатора вышел из строя планшет, Бабенко поручил Никрашевскому срочно купить такой же.

 — Я … спросил у Благодельского — есть ли на складе правительства такие планшетники. На что тот сказал, что такой техники нет и приобрести ее официально невозможно — поскольку нет средств на данной статье расходов. Я пришел к Бабенко… сообщил ему об этом. На что Бабенко… мне сказал, что его это не волнует, планшетник должен быть приобретен немедленно из средств благотворителей. При этом он сказал, что должна быть приобретена самая последняя модель. Этот планшетник, как и многое другое имущество, приобреталось в личное пользование губернатора, — сообщил Никрашевский.

Ковтун планшетник получила, деньги за него, по словам бывших подчиненных, не вернула.

Кстати, планшетник чиновники купили у своего контрагента за 40 тыс. рублей, но по договору предпринимателю было перечислено 100 тысяч. Очевидно, остальная сумма была обналичена.

По словам Благодельского, в областном правительстве существовал некий резервный фонд: деньги, обналиченные по фиктивным договорам с контрагентами, хранились в сейфе. Их готовы были потратить «по первому требованию Бабенко на любую цель». Следствие полагает, что о существовании фонда может знать, в первую очередь, Игорь Бабенко.

За бюджетный счет губернатор Ковтун и ее друзья выезжали на рыбалку, для чего требовались экипировка, удочки и т. д. По словам Благодельского, закупалось очень много дорогостоящей экипировки. Снегоходы для губернатора чиновники ГОБУ брали в спортшколе, которая заправляла их за свой, то есть тоже бюджетный, счет. В любви к рыбалке Ковтун неоднократно признавалась публично: в соцсетях можно найти ее фотографии и с богатым уловом, и верхом на снегоходе. Мало кто до недавних пор знал, что хобби Марины Васильевны оплачивается из бюджета.

 — …Закупить экипировку на рыбалку (а закупалось очень много дорогостоящей экипировки) официально невозможно. Нет такой статьи бюджета… Однако губернатор постоянно просила обеспечивать ее рыбалки. Все эти указания передавались от Бабенко лично мне либо Благодельскому Г. М.

 — Мы также обсуждали: из каких средств необходимо делать эти покупки. Необходимо было расходовать денежные средства, поступившие на счет ГОБУ от благотворителей, — рассказал следователям Никрашевский.

Для Ковтун и ее окружения регулярно покупались рыбные наборы — по 6 тыс. рублей каждый. По словам Никрашевского, указание об этом давал лично Бабенко.

 — Официально заключались договоры якобы на служебные нужды губернатора и правительства, а в действительности в основном деньги тратились на обеспечение неслужебных трат губернатора и близких ей лиц. В частности, на эти деньги мы организовывали рыбалки для губернатора и ее друзей, покупали дорогие рыбные наборы для определенных губернатором лиц. Отчеты об этом я периодически приносил ей на бумаге, — сообщил Благодельский.

 — Траты мы скрывали, заключая с лояльными нам предпринимателями фиктивные договоры… При этом я и Никрашевский… договаривались с контрагентами, составляли договоры. Бабенко непосредственно раздавал нам указания о необходимости той или иной траты, а также контролировал исполнения нами его поручений, — сообщил Благодельский.

Периодически Бабенко высказывал Никрашевскому и Благодельскому претензии по поводу того, что некоторые траты пропускались на сайт госзакупок. Он говорил, что «надо все это прятать, надо заключать договоры с операторами», имея в виду контрагентов по фиктивным сделкам.

По информации Никрашевского и Благодельского, от них Бабенко требовал «придумывать предмет фиктивного договора», чтобы договоры не вызывали ни у кого подозрений.

 — … Бабенко требовал от нас с Никрашевским проявлять творческий подход и выдумывать каждый раз разные, не повторяющиеся предметы фиктивных договоров, а также подыскивать новых контрагентов, которых он стеснительно называл «операторами», — рассказал Благодельский. — Наши объяснения о том, что не все коммерсанты согласны участвовать в серых схемах, Бабенко не интересовали.

Фактически благотворительная помощь пошла на личные покупки и прочие нужды губернатора. По словам Никрашевского, «денежные средства просили на одно, а потратили на личные нужды Ковтун М. В.»

…После задержания Никрашевского и Благодельского остававшийся на свободе в статусе вице-губернатора Бабенко пытался оказать на них давление. По версии следствия, он давал советы, как уйти от ответственности, предлагал «приобрести» медицинские справки. После ареста в октябре прошлого года и сам Бабенко стал активно сотрудничать со следствием, начал давать показания, не скрывая, что закон нарушал ради Ковтун, которая «требовала развлечений».

«Деловая страна»