Путин в формате 19+1

  • 05 декабря 2018 04:47
  • Просмотров: 945
Фото: kremlin.ru Фото: kremlin.ru

Саммит «двадцатки» оказался для России не полностью провальным, но и не таким удачным, как рассчитывали в Москве.

Еще по дороге в Буэнос-Айрес на саммит «большой двадцатки» Владимир Путин окончательно понял, что переговоров с американским коллегой там не будет. Как позднее объяснил российской делегации советник по нацобороне президента США Джон Болтон, стрельба российских пограничников в Керченском проливе, захват украинских кораблей и моряков стали главной причиной ее отмены. Но переговорить все же удалось — «на ногах», как сообщили в Кремле, не слишком удачно для русского языка применив американизм. Разговор явно был коротким и сухим.

Результат не заставил себя ждать. Госдепартамент США тут же дал понять, что на подходе второй пакет санкций по так называемому «делу Скрипаля», которое американцы квалифицируют как применение Россией химического оружия. Хотя до этого источники в администрации американского Белого дома и лично тот же Джон Болтон говорили, что с новыми санкциями нет смысла торопиться до встречи двух президентов. В США явно сохранялась надежда договориться и без этого. Теперь ее, очевидно, нет.

Судя по заявлению российских представителей, раньше июня 2019 года, то есть ближайших шести месяцев, встреча Путина и Трампа теперь маловероятна. Значит, нет смысла придерживать санкции. И все, в общем-то, из-за Керченского пролива.

 Санкционный тупик

Эта тема для Путина в отношениях с западными лидерами вообще оказалась ключевой. Практически на салфетке, а точнее, как сообщили российские госсми, «на пальцах», российский президент объяснял схему произошедшего в Азовском и Черном морях немецкому канцлеру Ангеле Меркель и французскому президенту Эммануэлю Макрону. Это, впрочем, не помешало G7, где США, Франция и Германия играют ведущую роль, выступить с отдельным заявлением в адрес России, потребовав от нее, в частности, освободить арестованных украинских моряков.

Как бы в ответ на эти публичные требования российский президент раз за разом практически на всех мероприятиях для прессы излагал кремлевский взгляд «керченский инцидент», как называет случившееся европейская пресса. Впрочем, он посылал не только вербальные сигналы Западу.

Предметом торга с Трампом, как ранее писали многие СМИ, предположительно были российско-китайские отношения. Так что нет ничего удивительного в том, что Владимир Путин именно по отношению к председателю КНР Си Цзиньпину вел себя особенно сердечно. Кремль явно хотел продемонстрировать как американцам, так и своим нынешним ближайшим партнерам из Китая, что требования Трампа, какими бы они ни были, Москвой отвергаются.

 Путин и Трамп — интрига встречи тет-а-тет

Пиком этих усилий стала трехсторонняя встреча Россия-Индия-Китай, воплощающая мечту о соответствующем геополитическом треугольнике, которым грезил покойный «старейшина» российской дипломатии и экс-премьер Евгений Примаков. Индийский премьер-министр Нарендра Моди назвал потом эту встречу «отличной» и предложил собираться в подобном формате почаще — и это несмотря на сложные и весьма конкурентные отношения Индии и Китая.

Это могло бы стать красивым ответом на демарш со стороны американского коллеги, если бы не одно но. Главным событием того же саммита G20 в итоге стала встреча Си Цзиньпина и Дональда Трампа. Они фактически прекратили (или как минимум приостановили) торговую войну, договорившись по таможенным ставкам. А вот с Кремлем Трампу общего языка найти не удалось, но он при этом нанес мощный удар по потенциальному китайско-российскому союзу, зайдя с другой стороны. А заодно и затмил своими переговорами с Си Цзиньпином все дипломатические усилия Владимира Путина, если судить по реакции международных медиа на американо-китайские торговые соглашения.

Таким образом, на фоне неудачи с Западом, вызванной жесткими действиями российских пограничников в Керченском заливе, Москва попыталась повернуться на Восток. Но и это ей удалось не вполне. После этого саммит G20 явно никак не получится назвать удачным для Кремля. Просто дипломатический провал случился в далеком от Буэнос-Айреса Керченском проливе и еще до саммита. А все остальное, включая отмену встречи с Трампом, стало только следствием.

Иван Преображенский, ИА РосБалт