Владимир Штыгашев: «Я уже три года занимаюсь выколачиванием денег» (часть II)

  • 11 февраля 2019 11:38
  • Просмотров: 3476
Фото: 19rus.info Фото: 19rus.info

Продолжаем публикацию большого интервью, которое в конце минувшей недели дал корреспонденту 19rus.info председатель Верховного Совета Хакасии Владимир Штыгашев.

Первая часть этого разговора вышла в прошлую пятницу.

Председатель Верховного Совета Владимир Штыгашев: «Я в Хакасии коммунист номер один» (часть I)

Сегодня — вторая часть.

- Как убеждать угольщиков, гидроэнергетиков, алюминщиков в том, что налоги нужно платить в Хакасии - и платить как можно больше? Что-нибудь политика во главе с Владимиром Штыгашевым может сказать по этому поводу?

- Эта работа - она ведется, упорно последние три года, 2016-2018, да и 2019 года. Такие обращения были. В адрес правительства. В адрес Государственной Думы. В адрес Совета Федерации. В 2017 году, в декабре мне пришлось публично рассказать, как грабят и обворовывают субъекты Федерации. Я не на улице это говорил! Не на майдане где-нибудь — я говорил в Государственной Думе.

- На Совете законодателей?

- Да, и там был председатель Думы, председатель Совета Федерации, там присутствовали члены правительства Козак, Силуанов и другие

- Это выступление наделало тогда много шума.

- Нет, оно экспромтом прозвучало. Просто оскорблять начал Силуанов, я попросил 3-4 минуты. Четыре минут и сорок секунд я говорил всего, можете проверить, если у вас записано.

- Записано, но проверять не будем.

- Нет, это просто так. И рассказал, как грабят. Вот на примере. Вы сказали «угольщики, алюминщики, гидрики» и прочие. Был принят федеральный закон, в 2013 году. Президент тогда идею выдвинул о том, что всячески надо поощрять инвестиции в восточные районы страны. Красноярский край, Хакасия и Тувы туда не входили. Это все было от Иркутской области и до Камчатки.

- Приморье.

- Да, двенадцать субъектов. Потом по инициативе президента включили и Хакасию туда, в этот список, Красноярский край и Туву. Чем этот закон привлекал? Дело в том, что там, если вы прочитаете закон, который внес Силуанов в правительство... Я его на курсы ликбеза и отправил из-за этого. Внес он закон, что надо внести изменения в Налоговый кодекс, всего два пункта. На девяти страницах. Сам текст закона на девяти страницах. Вы может грамотный, аналитик — вы долго будете изучать, но не поймете, о чем там идет речь. Дума. А Дума на то она и Дума! Они год мусолили этот проект. И потом в 2016 году все-таки выдали, но на двадцати девяти страницах. О двух пунктиках маленьких! Смысл в чем заключается? Один из главных налогов, который формирует наш бюджет — это налог на прибыль. Он в стране установлен в 20%. Три процента этого налога на прибыль поступает в федеральный бюджет и 17% субъектам Федерации. И вот этим законом в Налоговый кодекс давалось право субъектам Федерации предоставлять льготы всем инвесторам. Какие? Если 50 миллионов внес, можно ему на три года на 10% из 17% освобождать от налога. А если он 500 миллионов внес, то на 10 лет и условно тоже на 10%.

- И этот закон заработал в Хакасии?

- И он работал. Был принят Думой, одобрен Советом Федерации. Когда я понял, что денег-то никаких нет, у нас ничего не поступает, экологию не на что улучшать, и и жизнь людей, и дороги строить, и детям — поехал. Думаю: как же приняли такой уродливый закон? В Думе работаю два дня. проверил все, вплоть до стенограммы — как проходил, кто поправки вносил, кто чего писал, как проголосовали и так далее. Утром — вечером в трех чтениях, а далее в Совете Федерации. Совет Федерации, как ни странно, остановил этот закон, включая Серебренникова (сенатор от Хакасии того времени — прим.ред.). Поэтому-то и не нужен там Серебренников, такие не нужны там! Я же знаю! И вот что произошло? Совет Федерации увидел и говорит: нельзя такой закон принимать, вы что? Вы же нарушили концепцию закона! Правительство внесло одно, а Дума приняла вообще другое. Дума-то что приняла? Вообще освободили от налога на прибыль. Полностью нас от заботы этой освободили. Все угольные разрезы, все инвесторы — все освобождены, вопросов нет. И председатель бюджетного комитета СФ Сергей Рябухин, я его уже 20 лет знаю, заявляет: товарищи, в соответствии с Бюджетным кодексом мы должны им, субъектам тогда компенсировать эти выпадающие доходы. А по нашим данным это 10-20 миллиардов. В год! Это равносильно нашему бюджету нынешнему. И нельзя, мол принимать закон, поскольку тут написано, что он вступает в действие с 1 января 2014 года, а тут лето 2016 года. Создали согласительную комиссию из думцев и членов СФ. Во главе ее был Хор Александр Яковлевич.

- Известный предприниматель, депутат.

- Он председатель согласительной комиссии. Спрашиваю: где протокол согласительной комиссии? Нету его. А он сидел один. За всех. За обе палаты. - «Слушай, эти туземцы просят, возмущаются, с 2014-го года, что они возмущаются. Запишем тогда — с 2013-го». И записали! И до сих пор все это действует. Я это рассказал. Одной палате, второй палате, правительству — и что вы думаете: кто-то, что-то бы хоть изменилось?

- Нет.

- Вопросов нет. Смысл какой: в результате освободили от налогов. Но они чувствуют, что неправое дело все, владельцы. Директора — они наемные люди, исполнители, директора разрезов, все понятно. И те-то чувствуют, что неправы все равно, что рано или поздно все равно — ну, убьют там Штыгашева, но все равно правда будет торжествовать. Мы же лишнего не просим — мы в соответствии с законом просим платить это. А произошло следующее. Они создали всякие торговые дома, ну, фиктивные, отдельно стоящий туалет где-нибудь на острове с аэропортом, дощатый — это торговый дом. И через него оформляют. Весь наш уголь идет зарубеж — 98,5% идет зарубеж, то есть почти весь.

Мы получили совсем недавно информацию, прошедшим летом, еще года нет — сколько же получил, ну, хотя бы СУЭК? А в СУЭК входит группа предприятий угольной промышленности. И они, кстати, добыли в 2017 году, по-моему, 13 миллионов тонн. Почти весь отгрузили. Ну, в этом году данных полных нет, в 2018, ну, может, где-то 13 с половиной, 14, я точно не знаю. Получили прибыль за 2017 год — почти 900 миллионов долларов. В оффшорных зонах. Умножайте на 65, вы знаете, какая прибыль общая. А 17% - это доля субъекта... Это только они! Ни копейки. Ни цента в бюджет.

- Как изменить эту ситуацию?

- Вот я и предполагаю выйти еще раз с обращением на Президента Российской Федерации. Гаранта Конституции, законности и справедливости в стране.

Партии разные, чтоб вы понимали, разные. А там вождей нажмут, они тут звонят этим фракциям — молчать, не сметь и все остальное.

- Большая политика..

- Так вот здесь мне надо переубедить вождей семи партий в ВС РХ, что — надо. От этого не деться жителям Хакасии. Экология действительно требует резкого улучшения. Ведь многие люди не знают, рассуждают, судят — о чем? Вот раньше у нас было «правило двух ключей» по использованию недр. Слышали, может быть, да? Это мы во времена Ельцина все время его третировали, как первого президента. Это кто участвовал? Муртаза Рахимов, Минтимир Шаймиев, это Татарстан, Башкоторстан — и Хакасия там была тоже. Правило двух ключей: любые недра, рудники или шахты, разрезы и так далее — чтобы открывать, должно быть разрешение федерального надзорного органа, который дает лицензию на добычу ископаемых, а еще разрешение должен давать субъект Федерации - «почему, как его размещать, где размещать, с какой стороны, почему, какая там погода, можно или нельзя вскрывать недра, которые были закрыты 300 миллионов лет». Мы же не знаем, что было 300 миллионов лет назад. Так вот — вскрыли.

- Сейчас такого правила нет?

- Правила нет. Уже больше двадцати лет.

- Пойдем дальше. Верховный Совет Хакасии принял бюджет 2019 года. Принял практически единогласно, один человек, по-моему, воздержался.

- Нет, я бы не сказал, что один. Один был «против» и человека три воздержались. Но, в принципе, да — одобрили.

- Вы, как председатель Верховного Совета, понимаете ли, что вы и Верховный Совет Хакасии разделили с губернатором региона всю полноту ответственности за экономическую жизнь Хакасии в течение 12-ти ближайших месяцев?

- Я думаю, Верховный Совет, если каждого индивидуально взять депутата, не понимают. Все — не понимают. В целом Верховный Совет, видимо, осознал. Я убеждал в этом тоже. Почему? Во-первых, бюджет — это ничего, у нас равной ответственности там нету за его исполнение. Мы утвердили финансово-кассовый план республики на год. Правительство предложило доходы, какие налоги, какие поступления и так далее — и расходную часть, расходы. У нас бюджет последние несколько лет примерно 25-27 миллиардов, плюс-минус колеблется. И сейчас у нас такой же. Дефицит примерно полтора миллиарда рублей. Исходя из этого, мы знаем, что нельзя ничего остановить. Я-то исходил.. Там никто не понимал, ну, какая разница, примем и примем.

- В кассе денег нет, но есть кассовый план?

- Да, этот план мы утвердили и расходы — на что конкретно делается. Теперь главная задача исполнительной власти — обеспечить поступление этих средств в бюджет. Кассу.

Ваша передача, вы знаете, впервые, наверное, откроет... наши избиратели, люди должны понимать. Вот у нас бюджет 25-27 миллиардов, колеблется миллиард туда-сюда, за последние три года. Мы ежемесячно должны тратить два миллиарда на содержание бюджетной сети. Это 400 школ, детских садов, больниц, поликлиник, клубов и так далее. И там еще люди работают, в бюджетной этой сфере! Вот примерно 2 миллиарда 200 миллионов каждый месяц надо тратить. На что? На содержание, отопление, освещение, кормить там и так далее.

- Декабрь, январь пока нормально прошли.

- А вот год надо посчитать очень просто. 2,2 миллиарда умножьте на 12 — вы как раз получите эти 25,5 миллиардов. На все остальное у нас средств сегодня нет. Это — строить дороги, инженерные сети, коммунальное хозяйство развивать, жизнь хорошую во дворах создавать и все остальное. У нас нет.

- Значит, вы и Верховный Совет должны объяснить, в том числе и людям: пришло время, чтобы подумать о том, что надо затягивать пояса! Разве не так?

- Нет. Вот это я как раз противник этой идеи. Дело в том, что то, что у нас достигнуто, у нас сегодня, ну, прожить условно хватит. Развиваться дальше, чтобы мощь была какая-то — нет. Для этого нам надо то, что вы сказали ранее. Гидроэнергетики, алюминщики и угольщики — это три составные части, которые основные виды налогов платят либо городу-герою Москве, либо в оффшорах.

- И эту ситуацию надо переломить?

- Да. Вот эту ситуацию переломить — у нас на все хватит. И добавить пенсионерам хватит. У нас ведь пенсионеры есть, которые получают около восьми тысяч, неполную пенсию, где-то восемь тысяч. Ну, вы представляете, как прожить на восемь тысяч? Он за квартиру 6-7 тысяч заплатит. И это не лодыри никакие! Мне им стыдно сегодня смотреть в глаза. Я их знаю многих. Это ткачихи, камвольно-суконный комбинат, с фабрики первичной обработки шерсти, трикотажной фабрики, швейной... У нас двадцать тысяч человек работало в легкой промышленности. И сразу с началом так называемых экономических реформ 1992-94 годов они все были закрыты и разрушены. И людям негде было работать! Но они еще были молодые, кому-то 40, кому-то 45 лет. У них по 20-23 года стажу было в то время. Но поскольку они никому не нужны оказались, а рабочих мест не стало. А потом, через 10-15 лет работа появилась, а им уже 60 лет. Они ушли на так называемую досрочную пенсию, малую — и сейчас им никто ничего. Вот этой категории надо помочь. Второе — очень важно. У нас примерно около четырех тысяч детей-сирот. Вот это для меня сегодня самое больное место.

- Жилье.

- Я ведь перед государством не могу рассчитаться — я шесть лет жил в детдоме и до сих пор должен государству. Уже 70 лет работаю и не могу рассчитаться. За то, что меня кормили немножко и немножко одевали. Так вот я этих детей абсолютно понимаю. Мы в свое время ущербными не были, уже войну прожили, знали, что такое война, смерть, унижение, холод, голод — это все знали. А эти дети в силу разных обстоятельства (родители бросили или умерли, кого-то лишили прав), таких у нас у много. И вот в соответствии с законами Российской Федерации мы их должны обеспечить жильем — когда им 18 лет исполнится, мы им должны дать одну комнатную.

- А власти не могут...

- А ситуация такая — мы выделили в этом году сто миллионов.

- Этого хватит?

- Это сто квартир. А надо четыре тысячи. Девяносто с чем-то миллионов выделила Российская Федерация. Половину мы выделяем, половину РФ.

- Двести квартир получается.

- Поэтому надо нам по 400-500 квартир вводить ежегодно, чтобы в ближайшие пять лет, на которые избран Верховный Совет и глава Хакасии, мы бы хотя бы эту задачу выполнили. Это очень важно. А для этого много служб есть — и министерств, и ведомств, которые этим должны заниматься. Я уже три года только и занимаюсь выколачиванием этих денег для всего бюджета.

Беседовал Игорь Саськов

(окончание следует)