X

Вы находитесь на старой версии сайта. Новая версия находится здесь:

19rusinfo.ru

26 декабря 2021 19:22 Просмотров: 1065

Миллер потеряет «кишенёвские» $7 млрд

Фото: ТАСС/Виталий Белоусов Фото: ТАСС/Виталий Белоусов

Чтобы взыскать молдавский газовый долг, придется признать Приднестровье

Тирасполь готов оплатить долг в семь с лишним миллиардов долларов «Газпрому», но Кишинев не дает разрешения, заявил президент Приднестровской Молдавской республики Вадим Красносельский.

«Мы готовы с „Газпромом“ рассмотреть вариант оплаты. Это, скажем так, может быть любой период времени, главное — сам факт согласия оплаты за этот долг, и мы от него не отказываемся», — сказал Красносельский. По его словам, чтобы оплатить долг, необходимы прямые договорные отношения".

Он также отметил, что направил премьер-министру Молдавии Наталье Гаврилице письмо с просьбой предоставить лицензию на соответствующие правовые отношения с «Газпромом» и выдать специальные коды для уже импортного газа в Приднестровье, который должен заходить уже напрямую от «Газпрома» именно в Приднестровье.

«Но ответа нет. По большому счету и по сути дела есть отказ на данные правовые отношения. Поэтому здесь Молдова опять же поступает как-то двояко. Первое, они не хотят нам давать самостоятельность, чтобы мы, по сути дела, сами платили за газ России. А второе, они говорят, что это долг как бы не их. Но оно и понятно, что не их, но дайте нам тогда возможность оплатить. Не дают. Вопрос опять же повисает в воздухе», — подчеркнул приднестровский лидер.

Ранее президент Молдавии Майя Санду говорила, что общий долг страны перед «Газпромом» составляет около 7,5 миллиарда долларов, однако львиная доля этой суммы приходится именно на Приднестровье, а правый берег Днестра должен около 430 миллионов долларов.

Тирасполь готов платить? Откуда у него такие деньги? Откуда вообще взялся этот сумасшедший для маленькой непризнанной республики долг?

— Если не платить 29 лет, а потреблять порядка 1,5 млрд куб. м в год, то может образоваться и долг побольше, — поясняет заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

— Приднестровье — крупный (по региональным меркам) производитель электроэнергии. Во многом сюда газ и уходит.

«СП»: — Санду ранее заявила, что общий долг Молдавии перед «Газпромом» составляет около 7,5 миллиарда долларов, причем большая часть приходится на Приднестровье, а правый берег Днестра должен около 430 миллионов долларов. Так сколько кто на самом деле должен?

— Россия ведь не признаёт Приднестровье. Соответственно, юридически там живут граждане Молдавии. «Газпром» получает деньги от «Молодовагаза», а тот — от местных органов, которые должны собирать деньги с потребителей. У Кишинёва есть известные проблемы со сбором денег с потребителей на территории Приднестровья. То есть юридически общий долг ложится на Молдавию (7,5 млрд долларов), но в реальности с Кишинёва требуют только за тот газ, который потребляет подконтрольная территория (порядка 400 млн долларов без учёта пеней и штрафов).

«СП»: — По словам Красносельского, «чтобы оплатить данный долг „Газпрому“, необходимы прямые договорные отношения». Реально их оформить с непризнанной республикой?

— Если перевести с русского на русский, то необходимо, чтобы Россия признала Приднестровье и выстраивала прямые договорённости с местными потребителями.

«СП»: — Какой вариант решения проблемы был бы предпочтителен для «Газпрома»? Тут опять же вмешивается политика — не можем же мы Приднестровье «раздеть»? А Кишинев ведь все равно ничего не отдаст. Реально ли в суде его обязать?

— Для «Газпрома» как коммерческого предприятия было бы предпочтительно, чтобы Приднестровье платило за поставляемый газ. Но для «Газпрома» как государственного инструмента выгодно сохранить существующий порядок вещей. Что касается суммы долга, то очевидно, что Приднестровье и Молдавия никогда его не выплатят.

— Речь же не идёт о том, что они возьмут и завтра выплатят этот долг, речь идёт о делегировании полномочий, — считает заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. Кишинёв при этом старается ничего не делать, поскольку боится потерять контроль над Приднестровьем не только де факто, но и де юре.

— Там очень сложная конструкция финансовых взаимоотношений между правым и левым берегом. Формально «Тираспольтрансгаз» получает газ у «Молдовагаза», миноритарным акционером которого является. Но при этом долг ни ТТГ, ни «Молдовагаз» не платят за него. Это косвенно позволяет Приднестровью финансировать дефицит своего бюджета и выполнять социальные обязательства. В общем и целом, это делает конструкцию относительно устойчивой и позволяет избежать эскалации конфликта.

Формально Приднестровье не может импортировать газ, так как республика не признана. Поэтому юридически газ идет в Приднестровье через Молдавию. Здесь нет простых решений. Только через переговоры о политическом урегулировании конфликта между Кишиневом и Тирасполем.

— Этот долг накапливался в течение многих лет и даже десятилетий, — говорит исполнительный директор молдавского филиала «Изборского клуба», политолог Владимир Букарский.

— Но львиная часть этого долга пришлась на приднестровские предприятия, большая часть которых находится либо находилась в собственности у российских инвесторов. Но для Кишинева разделить долг и признать его за Приднестровьем — значит признать международную правосубъектность Приднестровья и тем самым наступить на горло собственной песне о «единой унитарной Молдове».

«СП»: — Откуда у Тирасполя вдруг взялись деньги? Столько лет не платили — откладывали что ли?

— Деньги Тирасполь сможет найти. В первую очередь это приднестровский крупный бизнес, причём эти предприятия зарегистрированы и в Молдове. Но для Приднестровья признание права на суверенный долг и возможность его погашения является делом чести.

«СП»: — Почему Кишинев не дает разрешения?

—Дело в том, что Приднестровье, согласно Меморандуму 1997 года («Меморандуму Примакова») обладает статусом юридического лица и правом на свободную внешнеэкономическую деятельность. И под этим Меморандумом стоит подпись тогдашнего президента Молдовы Петра Лучинского. Но Молдова фактически вышла из этого Меморандума ещё при президенте-коммунисте Воронине. С другой стороны, ни Россия, ни Приднестровье из этого Меморандума не выходили, и могут использовать этот документ в качестве основы для заключения договора об оплате газового долга.

«СП»: — Красносельский рассказал, что направил премьер-министру Молдавии письмо с просьбой предоставить лицензию на соответствующие правовые отношения с «Газпромом». На какой ответ рассчитывает Тирасполь?

— Я думаю, было бы наивно рассчитывать на какой-либо ответ со стороны Кишинёва, несвободного в своих решениях. Политика нынешнего руководства Молдовы заключается в абсолютном игнорировании Тирасполя и полной делегитимизации властей Приднестровья. Поэтому никакого ответа со стороны Гаврилицы не будет.

«СП»: — Можно ли сказать, что Кишинев пользуется ситуацией, вбивая газовый клин между Приднестровьем и Россией? Но ведь Россия не будет требовать деньги с ПМР по политическим мотивам. Требовать ведь будет все равно с Молдовы?

— Кишинёву, при всем его желании, не удастся вбить клин между Москвой и Тирасполем. Тем более нынешним прозападным марионеткам, которых не уважают нигде, в том числе в Вашингтоне и Брюсселе. Да, до тех пор, пока Молдова считает Приднестровье частью своей территории, требовать оплату будут только с Молдовы.

«СП»: — Когда заключали контракт, решили, что будет комиссия, которая проведет аудит долга. Но «Газпром» очевидно, имел в виду, включая долг Приднестровья, а Кишинев — только свой. Удастся ли до чего-то договориться? К чему придет эта комиссия?

— Я скептически настроен относительно возможности о чём-либо договориться с нынешними властями Молдовы. В Кишинёве решения не принимаются. Разговаривать надо с их западными кураторами.

svpressa.ru

Загрузка...