X

Вы находитесь на старой версии сайта. Новая версия находится здесь:

19rusinfo.ru

18 апреля 2021 13:36 Просмотров: 2344

Боевой путь врача из Хакасии в Долине смерти под Ленинградом

Фото предоставлено Маиной Чебодаевой Фото предоставлено Маиной Чебодаевой

Имя Николая Максимовича Одежкина знакомо каждому жителю Хакасии. В 1930-е годы он стоял у истоков организации офтальмологической службы в Хакасии, подготовил целую когорту врачей-офтальмологов, фельдшеров и медицинских сестер, внесших огромный вклад в ликвидацию трахомы в области.

В своей статье мне хотелось осветить боевой путь врача Н. М. Одежкина, который по своему был трагичен, ведь он в январе-апреле 1942 года стал участником «Любанской наступательной операции» в составе Второй Ударной армии в районе Спасской Полисти и Мясного Бора Новгородской области.

Николай Максимович родился 24 ноября 1900 года в улусе Сагыр-Кая около улуса Чарков Абаканской инородной управы Минусинского округа в крестьянской семье. В 1908 году умерла мать, когда ему было 8 лет, чуть позже отец. В 1917 году Одежкин окончил курсы бухгалтеров-счетоводов в Минусинске, позднее курсы для внешкольных работников при Красноярском институте народного образования (1922), рабфак Иркутского института народного образования и Томский медицинский институт (1931).

В 1931 году после окончания Томского медицинского института Одежкин был назначен заведующим Аскизского районного здравоохранения. В 1932 году Хакасский областной отдел здравоохранения направил его на специализацию в Новосибирскую краевую клинику глазных болезней, руководимую профессором А. А. Коленом. После учебы он стал организатором в Аскизе первого и единственного тогда глазного учреждения Хакасии – межрайонного противотрахоматозного диспансера. Благодаря Одежкину, в Хакасии было организовано тщательное и почти поголовное обследование населения в Аскизском, Бейском, Таштыпском и Усть-Абаканском районах.

26 июня 1941 года Николай Максимович был призван в Красную армию и назначен начальником эвакогоспиталя № 987 в Канске Красноярского края. В ноябре 1941 года Одежкин назначен в медсанбат №468 в составе 382 стрелковой дивизии. 382-я стрелковая дивизия была сформирована в августе 1941 года в Красноярском крае на станции Заозёрная. В ноябре 1941 года дивизия была погружена в эшелоны, выгружена в Череповце и пешим маршем направлена в сторону Белозерска, затем через Кириллов в Вологду, затем эшелонами под Тихвин.

Из истории Великой Отечественной войны известно, что заняв 8 сентября 1941 года Шлиссельбург, армия Вермахта установил сухопутную блокаду Ленинграда.

В январе 1942 года Верховное Главнокомандование спланировало операцию по прорыву вражеской блокады, получившей название «Любанская наступательная операция» силами Ленинградского, Волховского и частью Северо-Западного фронтов при содействии Балтийского флота. Командовал Волховским фронтом генерала К. А. Мерецкова. В состав фронта вошли 4-я, 52-я, 59-я и 2-я ударная армии. Общая численность войск, принявших участие в этом наступлении составила 325.700 человек.

18.04.2021.13.33

С 17 января 1942 года 382 стрелковая дивизия Второй Ударной Армии начала наступление через реку Волхов на Спасскую Полисть. Январь 1942 года, выдался на редкость холодным. Морозы доходили до сорока градусов. Подразделения 1267-го и 1265-го стрелкового полка 382 стрелковой дивизии сосредоточились в вершинах оврагов вдоль берега Волхова для броска на другой берег. Подвезли в бочках водку. Бойцы пили ее прямо из ковша, а к утру, когда поступила команда двинуться в наступление, на земле так и остались лежать несколько тел окоченевших с похмелья бойцов. Первая же атака сибиряков увенчалась успехом. Немцы открыли огонь, но удерживали позиции недолго, дрогнули и побежали. Оказалось, что у них на берегу были оборудованы лишь ячейки из снега. Воодушевленные первым успехом подразделения двинулись дальше, к Спасской Полисти, по пути захватывая пленных.

Прорыв был осуществлен на четырехкилометровом участке вражеской обороны. В этот прорыв и устремились соединения и части Второй ударной армии навстречу своей гибели. Войска продвинулись в глубину на 10-15 км и начали расширять плацдарм. Перейдя железную и шоссейную дороги, первый батальон 1267 СП 382 сд сумел прорвать оборону немцев в районе Керести, и полк двинулся сначала к Финеву лугу, потом дальше.

В течение января 1942 года под Спасской Полистью 382 сд понесла колоссальные потери, была выведена с передовой, в ближнем тылу пополнена и укомплектована, после чего переброшена двумя полками (1265 сп и 1267 сп) к южной горловине прорыва, в район деревни Мясной Бор, где вела наступление.

1265.18.04.2021

За время январско-февральских 1942 года боёв, мясновоборский плацдарм превратился в котёл около 200 километров по внутреннему кольцу и узкой горловиной - 3-4 км у Мясного Бора. По берегу Волхова участок прорыва составлял примерно 25 км. Бойцы испытывали большую нужду в пище и боеприпасах. Пищу давали раз в один-два дня по несколько граммов сухарей на человека. Люди быстро обессилили. Ели все, что попадется. К середине февраля наступление уже прекратилось, войска выдохлись. Попытки расширить плацдарм закончились. Но это ни к чему не привело. У немцев тоже не хватало сил наступать. Велась пассивная позиционная война до тех пор, пока немцы не перебросили и не ввели в бой новые дивизии, которые непрерывно атаковали, пытаясь закупорить горловину у Мясного Бора.

19 марта им это удалось. Сосредоточив на флангах 2-й Ударная Армия свежие соединения, немцы отрезали армию от остальных сил Волховского фронта и Вторая Ударная армия оказалась в котле. Март 1942 года полностью вступила в свои права. Стало тепло, но все еще продолжали носить теплую зимнюю одежду. Появились вши. Они расплодились моментально в несметных количествах. У пришедшего зимой пополнения были тулупы - белые и черные, они вмиг стали одного цвета - серого от оккупировавших их миллиардов вшей и гнид. Люди не мылись кто полгода, кто больше.

Спать стало просто невозможно. Бойцы стали сбрасывать с себя одежду и надевать, кто что мог. В окружении людей заметно поубавилось. От позиций полка до позиций ближайших соседей по прямой было чуть больше четырёх километров. Пополнение поступало понемногу из расформированных тыловых частей, находящихся здесь же в котле. Новая позиция находилась в болоте. У пехотинцев не было лопаток, да и яму в болоте не выкопаешь - вода. Изо мха, прошлогодних листьев и сучьев делали бруствер и лежали. Если немец замечал место, то сразу же брал на мушку. Высунешься - умрешь. Еды опять не стало. Даже зелени никакой вокруг. Ели то, что рукой вокруг окопа можно было достать. Появились случаи самоуничтожения.

23 апреля 1942 года Волховский фронт был упразднён, а через неделю наступление закончилось официально и началась вынужденная оборона на рубеже Кривино-Ручьи-Червинская Лука-Красная горка-Еглино-оз. Чёрное. Командование 2-й Ударной армией принял генерал-лейтенант А. А. Власов. Он прибыл на Волховский фронт незадолго до этого на должность заместителя командующего фронтом. Но в связи, с тяжёлой болезнью командарма Клыкова и расформированием фронта был назначен Ставкой Главнокомандования командовать 2 Ударной Армией. Власов считался специалистом по выходу из окружения. Командовал армией Власов с апреля по июль 1942 год, после чего сдался в плен. Всех, кто воевал под его началом во 2-й Ударной Армии стали незаслуженно называть «власовцами» - предателями.

Была середина мая 1942 года, когда Ставка Главнокомандования приняла запоздалое теперь уже решение о выводе Второй ударной из окружения. Время было безнадёжно упущено. Спасать армию: людей и вооружение нужно было раньше - в феврале-марте 1942 года, когда стало очевидно, что наступательная операция провалилась. Не следовало ждать, когда всё раскиснет, а немцы подтянут к горловине «бутыли» свежие дивизии «СС». Тем не менее, армия получила приказ начать отход, а при необходимости уничтожить тяжёлое вооружение и технику. Опять отправились болотами, обходными путями. Со всех сторон немцы. Воды и пищи нет. Голод стал нестерпимым.

6 июня1942 года немцы опять перекрыли горловину. В окружении по официальной версии остались семь стрелковых дивизий и 6 стрелковых бригад общей численностью 18-20 тыс. человек.

19 июня 1942 год войскам 2-й Ударной Армии удалось пробить узкий коридор у Мясного бора - всего 300-400 метров. По этому коридору сначала эвакуировали раненых, потом начали отвод того, что осталось от главных сил. Местность была открытая, немцами пристрелянная, сами они в укреплениях, пулей не вышибешь. Сказано было двигаться так - три шага вперёд, потом залечь и отползти в сторону, опять три шага вперёд - и так дальше. Военным советом армии было принято решение прорываться всеми оставшимися силами в ночь с 24 на 25 июня 1942 года. Солдаты прекрасно понимали, что их ждёт во время прорыва и в случае, если он не удастся. Результат мог быть один - смерть. Но другого выхода не было. Немцы тоже всё прекрасно видели и понимали. С двух сторон 300-400 метрового коридора, протяжённостью

несколько километров, прозванного «Долиной смерти», прорывающихся поджидали эсэсовцы. В ходе операции по выводу из окружения 2-й Ударной армии от 24 июня 1942 года остатки 382 стрелковой дивизии двинулись на прорыв из котла и вышло не более 250 человек.

29 июля 1942 года в официальной сводке Совинформбюро сообщалось: «Закончились ожесточённые боевые действия оставшихся в окружении частей 2-й Ударной Армии и 59-й А». Данные о потерях в «Любанской наступательной операции» противоречивы. С 7 января по 30 апреля 1942 года в ходе «Любанской операции», потери составили: убитыми - 95.064 чел. и 213.303 раненых, больных и обмороженных. По немецким данным, только в плен взято более 33 тысяч человек, убито более 130 тысяч человек, захвачено 650 орудий, 3000 пулемётов и миномётов и т. д.

В июне 1942 года раненный Одежкин попал в плен и за два года испытал муки, унижения и страдания пленного офицера в п. Выра Гатчинского района Ленинградской области. В Вырском концлагере, содержалось большое количество советских солдат 2-й Ударной Армии, захваченных в плен в 1942 году в Мясном Бору. По сохранившимся воспоминаниям пленных солдат: «Перед школой был небольшой пожарный пруд. Там водились лягушки. Их выловили и съели в первые два дня...Поначалу во дворе росла всякая трава. Ее вырвали и съели...Фельдшера были в роли санитаров, вытаскивали мертвых в дровяник. На обед пленным приносили «баланду» запаренную на отрубях. Один раз баланду разлили - кто мог, слизывал ее с пола, а кто не мог подняться с нар из-за ранения смотрели и плакали. Сам лагерь находился примерно в 800-1000 метрах от «госпиталя», в земле были выкопаны траншеи, в них и содержались военнопленные.

В сентябре 1944 года, наши войска освободили Ленинградскую область. До конца года 1944 года Одежкин был в проверочном лагере НКВД, но там убедились, что он не служил нацистам и помогал военнопленным, когда требовалась срочная медицинская помощь. С 1 январе 1945 год был назначен начальником глазного отделения военного госпиталя НКВД в Таллине.

В феврале 1946 года Одежкин был демобилизован и вернулся в Аскиз, где жили его жена и дочь Альбина, забрав семью он переехали в Абакан. В послевоенные годы Одежин работал окулистом Абаканской городской больницы (1946-1948), главным врачом областного противотрахоматозного диспансера (1948-1964). В 1958 году Одежкину было присвоено звание «Заслуженный врач РСФСР». В 1961 года он был награждён орденом Трудового Красного Знамени. Имя врача Н. М. Одежкина было присвоено Хакасской республиканской офтальмологической больнице. 21 октября 1964 года Николай Максимович умер в Абакане.

Председатель отделения Общероссийской общественной организации «Ассоциация искусствоведов»,

кандидат искусствоведения Маина Чебодаева

Загрузка...