X

Вы находитесь на старой версии сайта. Новая версия находится здесь:

19rusinfo.ru

16 января 2019 08:15 Просмотров: 6188

Леонид Еремин: Культура – явление неубиваемое само по себе

Леонид Еремин: Культура – явление неубиваемое само по себе

Глава Минкульта Хакасии Леонид Еремин рассказал в интервью 19rus.info о финансировании культуры в республике и участии в нацпроектах, о театральном кризисе и возможном закрытии Республиканского музейно-культурного центра. При таком положении дел на недавно сданном в эксплуатации объекте было не лишним спросить культурного министра, не матерится ли он?

О страхах  

- Не испытывали ли вы страха, когда вам поступило предложение от губернатора?

- Нет, страха не испытывал, более того, инициатива исходила от меня. А отсутствие страха вполне естественно, поскольку с 2000 по 2004 годы я работал в качестве первого заместителя министра культуры Хакасии. Так что круг проблем мне хорошо известен, и можно сказать, что я не ошибся. Хотя за прошедшие 15 лет много воды утекло и проблем не уменьшилось.

- Честно говоря, хотели вас спросить о другом страхе. О страхе, который может испытывать любой представитель российской культуры перед коммунистической партией, которая 70-80 лет назад относилась к представителям культуры, мягко говоря, предвзято.

- Как и во всем любом явлении есть хорошее и плохое. Нет, страха никакого не было, это все-таки разные по своей сути партии. Кроме того, я, как всякий вменяемый человек, понимаю, что проблемы культуры не имеют партийной принадлежности.

О культуре Хакасии

- Что из себя сейчас представляет культура Хакасии? Какими словами — эпитетами ее можно охарактеризовать? Что это такое?

- Очевидно, что в двух словах это не определить. На сегодняшний день есть застарелые проблемы, которые определены как финансы, кадры, материально-техническое оснащение. Мы говорим об инфраструктуре, потому что культура — явление не убиваемое само по себе. И здесь оперативных задач очень много. Практически ни одно учреждение не чувствует себя уверенно в этих трех позициях. С другой стороны, был создан приличный задел моими предшественниками, прежде всего Светланой Анатольевной Окольниковой. И я думаю, что перспективы для полноценного развития и для того, чтобы нас оценивали достойно и высоко, у культуры Хакасии есть. 

О финансировании культуры

- Деньги для культуры где вы собираетесь брать?

- Пока я не собираюсь нигде брать, потому что их уже дали бюджетом, некоторое количество. Немного, конечно.

- На год они будут распределены и на зарплату?

- Они уже распределены, и редкий случай, что зарплата на все 12 месяцев.  В этом смысле есть чувство уверенности. Другое дело, что существуют определенные вызовы, которые обеспечены более инфраструктурно и технически  развитыми соседями. В том числе и участие в нацпроектах. На сегодняшний день главная проблема не деньги и где их взять (понятны источники и понятно, как должно все происходить), а  главная проблема быть готовыми их получить. Другими словами, необходимо создать определенный задел проектов.

- Министерство культуры готово их получить? Я имею в виду разнообразные заявки по нацпроектам.

- Да, у нас еще в августе заявки были направлены и приняты. Прошла процедура консультаций с министерством культуры России. И все как бы в порядке. С другой стороны, суммы не очень значительные. Замечу, что по основному направлению в национальных проектах «Культурная среда», там мы до 2024 года должны получить около 475 млн. Это немного. И здесь работы очень много по созданию полноценных проектов и их продвижению, потому что нацпроекты - это живой организм, и тут с ним еще можно работать.

- У культуры есть возможность получения денег. И теперь ваша головная боль - правильно получить и распределить эти средства. Так?

- Так, но самое сложное сейчас - это работа с муниципалитетами и учреждениями культуры по процессам создания проектного задела.

- Проще сказать, что муниципалитеты и учреждения культуры в этих муниципалитетах не умеют правильно получать деньги и организовывать выставки, ярмарки, фестивали?

- Выставки, ярмарки организуются согласно своих представлений, как это делается правильно. Но, к сожалению, в республике серьезной работы по формированию системы по производству проектов не было пока. Очень важно сделать сейчас, чтобы не бросали их, как говориться, в пыль на дороге, эти органы культуры, у которых объективно нет  условий для нормальной работы. Я имею ввиду и отсутствие кадров, материально-технического оснащения и средств к существованию. Причем это происходит в течение длительного времени. Я сам это знаю, потому что живу в национальной деревне. Например приходит «сверху»  предложение подготовить проект — начинаются проблемы.

- Фестиваль ремесел в деревне Малая Сыя. И глава Малой Сыи звонит министру культуры и …

- Никто, конечно, не звонит. Но нужно сделать так, чтобы он не оставался один на один с проблемами формирования целей и задач, а также сметы расходов. Необходимо сформировать круг специалистов, которые будут помогать быстро и качественно это сделать.

- Где вы найдете таких специалистов?  Кадровый голод в Хакасии, на мой взгляд, последние несколько лет во всех сферах управления республикой. Не хватает квалифицированных юристов, экономистов, законодателей, работников культуры... Где их брать? На какие деньги?

- К счастью, что касается проектов, тема, скажем так, вполне универсальная. И здесь методика позволяет привлекать специалистов не только из сферы культуры. Я этой проблемой буду обязательно заниматься и необходимо создать, что-то наподобие проектного офиса. Обязательно.  А иначе у нас не получится наладить полноценных взаимоотношений ни с федерацией, ни войти в межрегиональные проекты.

О проектах

- Участие культуры Хакасии в различных всероссийских и международных фестивалях планируется в этом году. Если да, то каким образом?

- За последние полтора года у нас обеднела карта участий, но в этом году мы планируем  проведение международного эколого-этнического фестиваля театров кукол (Чир Чайаан) со 2 по 9 июля.  Он будет юбилейный — 10-й. Плотно постараемся отработать с нашими партнерами, в том числе и с институтом искусств, который возглавляет Светлана Анатольевна Окольникова. 

У нас заявлен этот год Годом театра. И в начале марта стартует на территории Хакасии всероссийский театральный марафон.

Событий довольно много. Они как межрегиональные, так и международные. Мы в них вписываемся вполне. С тем багажом, который у нас сегодня есть и есть желание заняться всерьез восстановлением, а где-то и созданием  новых проектов. На сегодняшний день, с моей точки зрения, презентация региона возможна через акции на подобие форума «Сибер Ил». К сожалению, он сейчас утрачен. Не все от нас зависит, чтобы его вернуть. Но мы постараемся и предпримем действия, чтобы это интересное событие к нам вернулось.

- Планируются ли гастроли известных московских, российских театров на территории Хакасии? 

- Понятно, что этот вопрос зависит не только от желания министерства культуры и лично министра. Задел, причем не теоретический, к этому есть. У нас в рамках  нацпроектов до 2024 года будут созданы 4 виртуальных концертных зала, и подумаем, как ту же самую тему цифровых технологий внедрить в контекст нашей культурной среды и театральной, и музейной, и кино. В этом плане напрямую руку пожать не удастся, но ощущения, что мы сопричастны к тому или иному крупному учреждению, театру или филармонии. На сегодняшний день из того, что есть, - это налаженные взаимоотношения с Московской филармонией. И я надеюсь, что с ними взаимоотношения продолжаться.

О театральном кризисе в Хакасии

- Вопрос насчет театров. Простите, есть убеждение, что театры республики, за исключением, наверное, «Сказки» или «Читигена», много лет находятся в затяжном кризисе. Что я имею в виду под этим словом? Это падение зрительского интереса, продаж билетов, насколько мне известно, полупустые залы. С этим вопросом может справиться министр культуры или дело в чем-то другом?

- Совершенно в точку. Это вопрос в первую очередь к структурам, которые занимаются управлением процессами. Есть ряд проблем, в том числе технического плана. У нас на сегодняшний день завершается первый этап реконструкции здания Русского драмтеатра. Далее второй этап — приобретение оборудования: света и т. д.  Получается, что республика на протяжении ряда лет практически во всех театрах, а «Читиген» вообще, является, по сути, кочевым театром, сильно отстает по возможности предложить современные условия.  Двадцать первый век на дворе и люди, даже далекие от поездок в культурные центры, неплохо ориентируются в интернет-среде и прекрасно знают, как это должно быть.

- Панночка в «Сказке» летает в гробу над головами зрителей совершенно без каких-либо технических условий. Я имею в виду актерское мастерство, приглашение режиссеров, приглашение каких-то театральных промоутеров, которые могли бы всколыхнуть театральную атмосферу в Хакасии.

- Пока все решается пунктирно. Над этим действительно стоит работать. Я имею в виду под пунктиром, что вот в этом году  у нас заканчивают обучение молодые актеры в Санкт-Петербурге, т. е. это новая кровь, новые идеи (они со своими преддипломными работами приедут). Это одно направление. Второе: очень важно успевать за техническими новинками. Зритель в зале и должен быть удивлен, заинтригован, и вопрос, как это сделать. Один из основных препонов, как мне кажется (их много, конечно же): у нас катастрофически не хватает менеджеров в сфере маркетинга. Тут надо всерьез подумать над тем, как подавать то, что уже есть. Я понимаю, что то, что есть, можно продавать, но пока это проблема. Как мы будем решать этот вопрос? Пока не знаю, потому что я здесь без году неделя. Проблема мне понятна и без каких-то межведомственных и межрегиональных актов сотрудничества нам не обойтись.

О республиканской филармонии 

- Такой же вопрос о республиканской филармонии. Вы довольны ее работой? Многие люди молодого возраста в социальных сетях говорят о том, что филармония, классика  - это прекрасно. Но почему то на подмостках в Хакасии либо классика, либо джаз. Где рок, где поп-музыка?            

- У нас опять же та или иная организация в планировании своей деятельности исходит из возможностей. У филармонии на сегодняшний день возможности ограничены. У нас застопорился проект, и мы попробуем его инициировать через фонд адресных инвестиционных программ. Я имею в виду обеспечение филармонии новым концертным залом в музейном центре. Интересная идея, связанная с интегральным музеем. В этом смысле я принимаю то, что,  говорят в соцсетях. Здесь вопросов нет, но в тех условиях, в которых на сегодняшний день находится филармония, они делают максимально возможное. И необходимо поработать на расширением этих возможностей. От этого выиграют и сама филармония, и мастера, и зритель.

О библиотечной системе

- «Библиотечная система в Хакасии медленно, но верно умирает», - написал мне один из знакомых, когда узнал, что я буду с вами встречаться. Ваш комментарий на это сообщение.

 - Комментарий хорош тем, что возможен ряд толкований. Можно сказать, что она умирает из-за того, что люди вообще стали меньше читать. Точнее, стали читать на других носителях. С другой стороны, я в пятницу обошел все этажи библиотеки им. Доможакова и пообщался там с читателями в ряде случаев. У меня нет ощущения, что она умирает. На сегодняшний день, скорее всего, ситуация динамического равновесия.        

Огромную работу выполняют сотрудники библиотечной системы по разнообразию форм и способов привлечения вяло упирающегося читателя к читальному залу.

Есть объективные причины, и с ними сталкиваются все библиотеки, в том числе и Национальная Российская библиотека.  Есть ряд проблем внутрипрофессиональных. Это и повышение квалификации, и стимулирование. У нас любая смена поколений работников в библиотечной ли сфере, в клубной - это всегда трагедия. Уходят люди, готовые за небольшую плату делать то, что им нравится, а взамен никто не приходит.  Очень низкий рейтинг. В этом смысле работы очень много, и она ориентирована на поиск качественной профессиональной среды. На ее подбор, и если можно так сказать, селекцию.

Ощущение, что все умирает — это признак всего живого. Но мы будем работать. С моей точки зрения, до той поры, пока человечество не изобретет вечный двигатель и воспроизводство некой энергии, книга будет актуальна, она не требует ни розетки, ничего.

- Какую последнюю книгу по времени прочитал министр культуры Хакасии?

 - Собственно, и до сих пор читаю. Это в основном научная литература. Буквально недавно перечитывал первый том «Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири. Пространство и время». Я пишу докторскую диссертацию, связанную с родовыми горами хакасов.  Все, что касается темы освоения природных ландшафтов человеком, меня интересует.

Об угрозах закрытия Республиканского музейно-культурного центра

- Республиканский музейный центр и предписание прокуратуры закрыть его. Возможное закрытие центра на 2-3 месяца для устранения каких-то там недоделок, которых десятки. Какова ситуация сейчас? Насколько велика опасность для посетителей с точки зрения пожарной безопасности?  Удалось ли наладить контакт в этом плане? Будет ли закрыт и снова открыт центр?

- Такой риск действительно есть. Дело в том, что о недоделках все прекрасно осведомлены, в том числе и благодаря вам. 21 января у нас состоится судебное заседание. Надеемся, что все будет благоприятно, потому что активно идет работа по ликвидации недостатков по пожарной безопасности, и постараемся выйти на взаимопонимание с судом и прокуратурой. А с прокуратурой взаимоотношения налаживаются лучше всего по мере устранения пунктов предписания, которое есть.

В двух словах о пунктах. У нас здание строилось как специализированное — музейное. На сегодняшний день оно используется как многофункциональное. Я пока не говорю о недоделках. Здание на гарантии, и здесь я постараюсь сделать так, чтобы у нас более жесткие взаимоотношения были с подрядчиком. Он должен устранить эти недоделки, и не за счет республиканского бюджета. Но есть вещи, которые  быстро не устранить при всем желании. У нас там есть Кванториум, а это определенные требования для постоянного нахождения ребятишек. Тема очень интересная, я имею ввиду, образование и музей. Но вызовы совершенно другие, технологические, связанные со сменой размеров дверей и так далее. В этом смысле наша задача - устранение того, что от нас зависит.

И пожарные организации, и прокуратура  предъявляют справедливые требования.   

- То есть бывать там небезопасно?

- В той части, которая сейчас ориентирована на прием, там безопасно. Но этим здание не исчерпывается, все-таки это единая система. Работы в этом плане очень много, но пошагово. В какой-то мере, на мой взгляд, необходимо сейчас выстроить отношение к нашему музейно-культурному центру, не критиковать его, а  у меня, как у музейного работника, была масса претензий.  Собственно, они и остались. Надо пошагово ликвидировать проблемы и использовать сильные стороны того, что у нас уже есть.

О хобби и употреблении ненормативной лексики

- Если можно, несколько слов о себе. Чем вы занимаетесь в свободное от культуры время? Ваше хобби?

- Мое самое хорошее хобби, которое плавно переходит в профессию, — я житель деревни.

- Вы косите сено? Дышите воздухом бани? Можете смотреть вдаль и вспоминать цитаты Шукшина или Высоцкого?

- Мы с вами в разных деревнях жили. Я живу в хакасской, и про баню речи не идет. Пока времени категорически нет. Но жизнь относительно неплохо сложилась. Из хобби... Правда, я давно уже не участвовал в соревнованиях, когда-то был кандидатом в мастера по шахматам и неплохо до сих пор играю. На соревнования времени нет, и я разбираю партии великих шахматистов — корифеев прошлого. Кроме того, активно работаю по подготовке научных публикаций и самосовершенствуюсь в этой сфере.

- Умеет ли министр культуры Хакасии красиво, виртуозно, а самое главное - убедительно материться?

- Нет.

- То есть когда вы попадаете по пальцу, забивая гвоздь у себя в музее, вы говорите: «Ах, какая неприятность...»

- Последние мои акты, так сказать, связанные с использованием ненормативной лексики, относятся к годам службы. Я служил в стройбате. Был комсоргом батальона. Учитывая, что там было весьма пестрое сообщество, многие не умели говорить по-русски. Они понимали  только ненормативную лексику, и я вынужден был говорить на языке, им понятном.

Считаю, что использование мата - это демонстрация либо отсутствия достойного лексического запаса (оскорблять можно и без матерной речи), либо проблемы с психикой. Необходимо эмоциональный фон подлечивать и так далее. Как правило, не использую таких вещей.

Справка

Леонид Валентинович Ерёмин родился 2 июня 1968 года в г. Кобрин Белорусской ССР. 

В 1995 году окончил Санкт-Петербургскую государственную Академию культуры по специальности «музеевед».

Трудовую деятельность начал в 1995 году начальником художественного отдела Хакасского республиканского музея краеведения.

С 2001 по 2004 годы занимал должность первого заместителя министра культуры Хакасии, 2009-2013– госинспектор в управлении Росохранкультуры.

До конца 2018 года работал научным сотрудником в Хакасском республиканском национальном музее-заповеднике «Казановка».

Леонид Ерёмин является кандидатом исторических наук, автором более 50 научных и научно-популярных публикаций по проблемам музееведения и сохранения историко-культурного наследия народов Сибири.

Видео

Загрузка...