X

Вы находитесь на старой версии сайта. Новая версия находится здесь:

19rusinfo.ru

30 ноября 2021 15:10 Просмотров: 3878

В Хакасии комната в общежитии оказалась удавкой для женщины-инвалида

Фото из открытых источников Фото из открытых источников

В Саяногорске (Хакасия) опять инвалид по зрению I группы не может решить квартирный вопрос, то есть комнатный. Татьяна Сотпа, как сообщало 19rus.info, с трудом решила квартирный вопрос. Для этого ей пришлось обращаться к самому Валентину Коновалову. И глава Хакасии помог Татьяне и ее сыну приобрести собственное жилье. Теперь другая проблема.

В квартире невыносимый смрад - жительница Хакасии оказалась на грани отчаяния

"У меня большая проблема с моей комнатой в общежитии, где проживать невозможно. Я там не проживала, жила в арендах. Комната стоит и копит долги. Опека мне не дает от нее избавиться. Вся проблема в опеке. Они требуют продать комнату дорого и положить ребенку половину на счет, так как комната приватизирована пополам. Знала бы не приватизировала бы. Так как я абсолютно незрячая, сложно мне ее сдавать. Бегать, что-то делать. Мне в больницу-то надо искать, с кем идти, только с сопровождением",- поделилась Татьяна своей бедой.

По ее словам, 12-квадратная комната находится в общежитии Ленинградского микрорайона, дом 32. Этаж неблагополучный, нормальные люди туда жить не пойдут.

Любопытно, что Татьяна прежде чем позвонить в 19rus.info, обращалась в городскую администрацию, звонила к руководителю гороо Владимиру Скитовичу, обращалась и в опеку. Так она утверждает.

На комнату находятся покупатели, но только задешево, к примеру, есть желающие обналичить маткапитал. Но опека требует половину для ребенка. На комнате при этом еще числятся долги за коммуналку.

"Сейчас на меня подают в суды управляющие компании, "Байкалэнерго". Я вообще не знаю, что мне с этой комнатой делать. Она для меня как удавка какая-то", - расстраивается женщина.

В новой квартире у ее 16-летнего сына также имеется доля и своя комната, и он там прописан.

"У ребенка все нормально, но опека вцепилась в это общежитие. Говорят, чтобы я не принижала кадастровую цену - примерно тысяч 250. Но это невозможно, эту комнату покупать не хотят", - отмечает Татьяна.

Сейчас она выставила комнату на продажу за 150 тыс. Если опека защищает права ребенка, она считает, что это нормальное жилье для него по соседству с алгоголиками? Обращаться за комментариями в опеку Саяногорска оказалось бесполезно. Там корреспонденту сказали про запрет на комментарии СМИ от г-на Скитовича. Владимир Скитович как-то, напомним, ляпнул 19rus.info по телефону про деревню Богословку, что она запойная, "эта деревня - такая ж...".  С тех пор он запретил всем общаться с информагентством устно и сам закрыл рот на замок.

Владимир Скитович: Чем ты думала, моя дорогая, когда ехала жить в Богословку?

Зато ситуацию прокомментировал информагентству глава Саяногорска Михаил Валов. Он подтвердил, что Татьяна Сотпа действительно приходила в опеку один раз проконсультироваться. Со слов сотрудников отдела опеки, никаких заявлений и бумаг не писала. Спросила, может ли она продать эту комнату за долги - более 100 тыс. Она готова продать эту комнату любому желающему, кто купит ее.

"Отдел опеки просто говорит ей человеческим языком, что вы должны продать жилье и положить половину на счет сыну. Комната приватизирована, и ребенок имеет право на долю. Задача опеки - защитить права ребенка. Часть денег от продажи квартиры должна быть отправлена на отдельный счет, открытый для ребенка. Она должна долги погасить и продать квартиру по рыночной стоимости, а не отдать комнату за долги. Это норма жилищного законодательства", - говорит мэр.

Все это правильно, если не брать во внимание инвалидность женщины. Тут и здоровому человеку трудно сделать все правильно. Татьяна много лет лишена зрения, её диагноз звучит как пигментная дистрофия сетчатки. И если в молодости она различала силуэты и тени, то сейчас ее жизнь - круглосуточный мрак. Ей пожизненно присвоена 1 группа инвалидности.

Татьяна одна воспитывает сына Женю. Мальчик учится, а после школы он главный мамин помощник. Её глаза. Татьяна с сыном много лет скитаются с одной съёмной квартиры на другую. При этом из 20 тысяч пенсии по инвалидности половина уходила на оплату аренды жилья. В итоге на продукты, одежду, мебель оставалось мало.

В общем, получается, что у Татьяны тупик. Есть выход, если комнату не продать за нормальную стоимость, то  помочь решить вопрос могут только благотворители?

Загрузка...