X

Вы находитесь на старой версии сайта. Новая версия находится здесь:

19rusinfo.ru

30 декабря 2019 16:21 Просмотров: 4182

Главные политические риски 2020 года: война против главы Хакасии продолжится

Коллаж 19rus.info Коллаж 19rus.info

В наступающем году продолжится попытка прессинговать системную оппозицию. Таким образом, война против красного главы Хакасии Валентина Коновалова, вероятно, продолжится. Такое мнение специально для Ведомостей высказал политолог Александр Кынев.

На следующий год вроде не запланировано каких-то глобальных событий, но он может стать не менее простым. Именно в 2020 г. может начаться трансформация системы под следующие президентские выборы, перепозиционирование КПРФ и ЛДПР, можно ожидать и серьезных кадровых перемен в силовых структурах, а в регионах могут возникать ситуации, которые станут серьезными вызовами для системы в целом. Кроме того, важны для России и выборы президента США. Что ждать от следующего года - мнение политологов, опрошенных "Ведомости".

Александр Кынев, политолог

«Список регионов, где в следующем году ожидаются выборы, достаточно колоритный. Самые интересные губернаторские выборы будут в Иркутской и Архангельской областях, довольно интересный список по законодательным собраниям и муниципалитетам. Думаю, в 2020 г. будут избирательные кампании, неудачные для власти.

В наступающем году продолжится попытка прессинговать системную оппозицию. Будет усиливаться раскол между старой партийной номенклатурой и молодыми амбициозными лидерами регионального уровня, которые в ходе партийного торга все чаще становятся жертвами и ничего не получают. Например, руководству КПРФ в 2019 г. был свойственен коллаборационизм, на региональном же уровне в партии все больше молодых ярких политиков, которые переходят в реальную оппозицию.

Между тем, власть после нескольких лет сотрудничества начала, по сути, борьбу на электоральное уничтожение коммунистов — это и увольнение [губернатора Иркутской области Сергея] Левченко, и война против [главы Хакасии Валентина] Коновалова, и наезд на депутатов КПРФ в Мосгордуме. Думаю, что это давление будет способствовать радикализации внутри КПРФ и усилению противоречий между коллаборационистской верхушкой, с одной стороны, и более радикальными партийными низами и лидерами среднего уровня — с другой. Внутренний кризис в системной оппозиции будет нарастать, и в первую очередь это касается КПРФ.

В следующем году пройдут и президентские выборы в США. Внутри России [крупные] международные события воспринимаются как то, на что надо равняться. Так, история с избранием [президентом Украины Владимира] Зеленского и победой его партии «Слуга народа» на парламентских выборах сработала в унисон с московскими протестами. Я думаю, такой же эффект может быть в случае поражения в США Дональда Трампа — оно будет восприниматься как сигнал о том, что позиции России во внешней политике слабеют и надо вести себя осторожнее и деликатнее».

Николай Петров, политолог

«Главная проблема российской власти - это разрыв между снизившейся легитимностью президента Владимира Путина и той системой, которая была выстроена после 2014 г. Поэтому ей надо будет искать способ повышения легитимности или усиливать репрессии, чтобы контролировать систему.

Среди наиболее важных трендов 2020 г. - региональные сентябрьские выборы, в связи с которыми возможны подвижки в партийной системе, поскольку это последняя избирательная кампания перед выборами в Госдуму 2021 г. 2020 г. станет последним, когда можно провести «пробный пуск» перед выборами в Госдуму, если планируется изменять контуры партийной системы, тестировать варианты изменения избирательной системы или новые технологии.

В 2020 г. не исключено начало трансформации системы под 2024 г. - это и возможные изменения в Конституцию, и создание пробных институтов, которые помогли бы обеспечить трансформацию власти. Новые форматы нужно проверять - в том же Казахстане транзит власти готовился несколько лет.

Можно ожидать и серьезных кадровых перемен в силовых структурах - так, уже перезрела смена руководства Следственного комитета и Генпрокуратуры, ФСБ и Совбеза. Заодно могут продолжиться репрессии в отношении силовиков, поскольку это один из способов внешне бесконфликтной, но радикальной замены руководства этих служб. Смена руководства возможна и в госкомпаниях, которые ранее этого избегали.

Наконец, возможны и даже неизбежны, локальные кризисы. Например, смена губернатора Иркутской области, где выборы ранее проходили конкурентно, может привести к сложной избирательной кампании осенью. Да и в других регионах из-за выборов, конфликтов в региональных элитах и протестов могут возникать ситуации, которые станут серьезными вызовами для системы в целом».

Глеб Кузнецов, руководитель экспертного совета Экспертного института социальных исследований

«Президентские выборы в США важны [для России], потому что они определят, будет ли санкционная политика нелепо-непоследовательной и ориентированной на внешние эффекты (как, собственно, и вся внешняя политика президента Дональда Трампа) или в Белый дом придет демократ, который придаст антироссийскому консенсусу в политических элитах США системность и последовательность.

В этом смысле продолжение правления Трампа отвечает интересам не только России, но и всего мира. Его политический стиль, метания, ориентированность на показуху и демонстрацию «сделок» по всем вопросам своим избирателям - лучший из возможных вкладов в дело построения многополярного мира.

В России ведущие политические партии, новые партийные проекты и вся избирательная система будут готовиться к выборам в Госдуму 2021 г. В 2020 г. будут поставлены точки в спорах, слухах и ожиданиях относительно изменений в избирательном законодательстве. Заявят о себе новые партийные проекты, а «старые» партии определятся со стратегией и идеологией на 2021 г.

Также я ожидаю, что в процессе подготовки к выборам-2021 произойдет окончательная победа внутренней проблематики над международной. В последние пару лет отмечается устойчивое снижение интереса населения к «международной панораме», но медиа и политики продолжают активно использовать внешнеполитическую повестку. Думаю, в 2020 г. именно в контексте подготовки к парламентским выборам эта ситуация поменяется и тотальное преимущество окажется за внутренней повесткой».

Дмитрий Бадовский, руководитель фонда «Институт социально-экономических и политических исследований»

«2020 г. в российской политике будет очень идеологически насыщенным. 75-летие Победы и борьба с фальсификацией истории станут базой для курса власти на патриотическую консолидацию общества. Кремлю будет также важно обеспечить максимальное представительство лидеров стран мира на праздновании 75-летия Победы 9 мая в Москве.

Одновременно власть продолжит политику продвижения национальных проектов и массированной социальной поддержки наименее обеспеченных социальных групп. В сочетании с патриотической консолидацией это должно помочь обеспечить более-менее значимый «восстановительный рост» рейтингов власти, что является необходимым условием для обеспечения хороших результатов на выборах в Госдуму 2021 г.

Для российской политики большое значение будет сохранять и развитие внешнеполитического фона. Исход президентских выборов в США в ноябре 2020 г. и перспективы развития российско-американских, а значит, и международных отношений в целом до 2024 г. в значительной степени определят важнее для российской власти «рамочные параметры» баланса влияния элитных групп и подготовки к периоду так называемого транзита власти».

Константин Костин, руководитель Фонда развития гражданского общества

«Уходящий год заканчивается хорошими для власти результатами выборов и достаточно стабильными показателями социального самочувствия граждан. Политическая система приближается к балансу, что дает большое количество возможностей и ресурсов. По окончании 2018 г. все говорили про протестные настроения, ухудшение социального самочувствия, были вторые туры на [губернаторских] выборах — и все это вводило в стрессовое состояние систему государственного управления. Сейчас же, благодаря тому, что в 2019 г. основные точки политического календаря пройдены спокойно, можно говорить о смене контекста происходящего.

В 2020 г. все политические акторы начнут подготовку к парламентским выборам 2021 г. Подбирать и тестировать новые избирательные стратегии, технологии и практики, коммуникационные модели, искать новых людей начнут все политические силы, потому что единый день голосования 2020 г. — главная репетиция перед выборами в Госдуму. Скорее всего, Алексей Навальный попытается запустить «умное голосование» в Новосибирске, а КПРФ и ЛДПР начнут свои «старые песни о главном» — от референдума и досрочных выборов до вотума недоверия [правительству] и сбора подписей за что бы то ни было. И это придаст 2020 г. информационную и политическую насыщенность.

Второй ожидаемый тренд мы увидели на выборах в столицах и мегаполисах — это изменение конфигурации медиапотребления. Для значительной доли аудитории в возрасте от 18 до 30 лет телевидение перестает быть главным источником информации. Альтернативные и доступные для оппозиции площадки в социальных медиа приобретают более серьезное значение, а для существенной части аудитории «коллективный Дудь» имеет не меньшее значение, чем для другой — телевизионные шоу.

Третий тренд также связан с увеличением роли социальных сервисов. В политической коммуникации коллективная эмоция будет замещаться суммарным выражением индивидуальных эмоциональных реакций, хотя раньше считалось, что коллективная эмоция может быть транслирована в социум через лидеров мнения. Таким образом, коллективные эмоции, особенно политические, будут уступать позиции эмоциям персональным. В сознании населения на первое место будут выходить эмоциональные реакции на личный успех, личное благополучие, а коллективная эмоция будет замещаться суммарным выражением индивидуальных эмоциональных ответов. И, суммируясь, эти эмоции будут влиять на то, что происходит в политике в целом. Общей единой темы, которая будет влиять на политические предпочтения 75% активных избирателей, больше не будет, как не будет и единого типа медиа, через который с ними можно будет работать».

Андрей Колесников, руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги

«Главный тренд 2019 г. – резкое усиление рестриктивности законодательной деятельности и репрессивности в поведении властей, во многом спровоцированное увеличением конфликтности во взаимоотношениях государства и гражданского общества. Эта де факто уже идущая «гражданская война» между государством и обществом продолжится и, возможно, усугубится и в будущем году, тем более что начнется подготовка в парламентским выборам 2021 г.

Возможно еще большее сужение конституционных свобод и появление новых антиправовых законов в духе «суверенного рунета» или «иностранных агентов — физических лиц», ориентированных на избирательное применение против «врагов государства». Продолжится и усугубится до маразма тенденция борьбы со всем иностранным. Возможны протесты по неожиданным поводам и с неожиданной для власти стороны – тех социальных групп, которые считаются ядром поддержки Путина. И эксцессы вроде истории с «лубянским стрелком».

Во внешней политике мало что изменится: Россия будет вяло отбрехиваться в стилистике сталинской прессы конца 1940-х годов, скорее всего, провалится новая политика [президента Франции Эмманюэля] Макрона в отношении путинской России. Мобилизующий потенциал внешнеполитических и милитаристских сюжетов снизится в еще большей степени.

А это, в свою очередь, усугубит и другой тренд – на еще большую сосредоточенность граждан на своих повседневных экономических и социальных проблемах. Модель строительства личной жизненной траектории по принципу «главное — чтобы не было хуже» останется доминирующей, и вряд ли усугубляющееся глухое недовольство прорвется в социально-экономические протесты, хотя конфликты возможны и на этой почве. Поскольку Кремль и примкнувшие к нему силовики (или наборот — силовики и примкнувший к ним Кремль) не собираются менять механизм еще большего вмешательства государства в экономику, их политика, основанная на нацпроектах и доении бизнеса, более эффективной не станет, а инвестиционный климат, формируемый ФСБ, СКР, прокуратурой, судами, МВД и Росгвардией, не улучшится.

Рост реальных доходов будет фиктивным с уменьшающейся долей доходов от предпринимательства, а рост экономики если и состоится, то его единственным и краткосрочным драйвером станут госинвестиции на строительство очередного моста, что лишь усугубит коррупцию и не создаст предпосылок для здорового развития на основе рыночной конкуренции».

Евгений Минченко, президент холдинга «Минченко Консалтинг»

«Среди трендов 2020 г. я бы выделил перепозиционирование КПРФ и ЛДПР. Старый пакт с Кремлем перестал действовать, и теперь их задача — или нащупать «новое равновесие», или попытаться за счет радикализации завоевать себе новую нишу. При этом истеблишмент обеих партий склоняется к переговорному сценарию, а база хочет радикализации. Ситуация усугубляется «лидерским вызовом»: в обеих партиях есть претенденты на роль нового лидера, но вопрос в готовности Геннадия Зюганова и Владимира Жириновского уступить свои места.

Еще один ожидаемый тренд — проектирование партийного пространства Кремлем. Главные потенциальные зоны такого проектирования — это реформирование «Единой России» (или создание ее блока с ОНФ, «Родиной» или новым проектом), «партия рассерженных горожан» («Гражданская платформа» Михаила Прохорова в версии 2.0) и «новые левые» (новый проект на основе «Справедливой России» или на иной платформе). Отдельная сфера внимания — спойлерские проекты.

Кроме того, в 2020 г. произойдет обострение борьбы внутри «Политбюро 2.0» за передел рынков и кадровые пулы. Здесь есть два сценария — фрагментация элитного пространства или формирование больших коалиций».

Михаил Виноградов, президент фонда «Петербургская политика»

«2020 г. интересен тем, что никаких неотменяемых событий на него не запланировано — кроме разве что американских выборов. Но оказаться перед чистым холстом – это не мечта для политика, а скорее страшный сон. События вроде бы намечены, но любое из них – от дружбы с Китаем до национальных проектов – можно стереть так, что никто не заметит и тем более не пожалеет, как это было ранее с сирийской кампанией или евразийской интеграцией.

Самый очевидный из новых вызовов — переходить ли от ремейка 2013 г. к ремейку 2014 г., то есть от элементов «закручивания гаек» к недвусмысленной демонстрации того, что политический режим готов идти на сколь угодно радикальные действия, чтобы показать, что он — навсегда. Репрессивный тренд 2012-2013 гг. был логичен в качестве «антиболотного» реванша, но особых имиджевых эффектов не давал. Для этого понадобились Крым вкупе с прилагавшимся к нему Донецком и прочим импортозамещением всего, что попадется под руку. Вопрос о том, стоили ли результаты имевшихся издержек, остается закрытым для дискуссии все эти годы. Но многообразие вариантов ответа на него может вернуться в повестку в случае возникновения дискурса «можем повторить».

Тем более что прошлые попытки римейка Крыма – типа войны в Сирии – особого роста национального самосознания не спровоцировали и запрос в обществе на возвращение власти к внутренней проблематике не отменили: наоборот, сегодня он мощнее, чем голоса «можемповторителей».

Альтернативы такому сценарию есть, но для этого надо признаться самому себе, что в преддверии 2021-го, 2024-го и прочих эпохальных лет ключевая тактическая задача — не наращивание рейтинга власти, а недопущение роста ее антирейтинга. А для этого требуется дерадикализация повестки и оставление в покое всех кого можно — от пользователей Facebook и Booking до врачей и ученых, которых репрессируют и сажают уже не меньше, чем оппозиционеров.

Тема номер два в 2020 году – американские выборы. Дело не в результатах политики Трампа (кстати, вполне успешных и оказавшихся лучше его репутации), а в том, вызовет ли борьба против него волну хаотизации или, наоборот, консолидацию американского истеблишмента. Результат этой кампании для России не стоит преувеличивать. Но в условиях размытости целей Москвы в отношениях с Вашингтоном есть очевидная задача — стремление максимизировать присутствие России в американской повестке со всеми вытекающими».

Аббас Галлямов, политолог

«Главным трендом будет продолжающийся рост протестных настроений, которые из Москвы активно пойдут в глубинку. Собственно, опросы «Левада-центра», касающиеся отношения россиян к протестам, показали, что этот процесс уже разворачивается — протестующим жители провинции сочувствуют больше, чем властям. Теперь очевидно, что ведущиеся Кремлем разговоры о том, что, дескать, против власти выступает только Москва, а глубинка остаётся лояльной, не имеют под собой основания. Глубинка, конечно, пока ещё пассивна, но она уже не лояльна.

Здесь главный вопрос в том, достигнут ли эти настроения той степени накала, которая обеспечивает протестное голосование — так, как это было в Москве [на выборах в гордуму], где власть проиграла почти половину округов при том, что не зарегистрировала ни одного по-настоящему сильного оппозиционного кандидата. После этого стало понятно, что главный инструмент, с помощью которого режим всегда обеспечивал себе победу, — контроль над механизмами допуска на выборы — больше не гарантирует ему успеха. Это выражение протестных настроений в политической плоскости станет трендом номер два.

Третий тренд связан с действиями властей. Судя по недавнему заявлению Путина о том, что он не исключает пересмотра Конституции в пользу расширения полномочий парламента и пересмотра модели его отношений с правительством, Кремль рассматривает в качестве одного из вариантов решения проблемы 2024 г. сценарий перехода к парламентской республике. Он позволил бы Путину остаться формальным главой государства, но отойти от оперативного управления страной, передав эту функцию премьеру-преемнику. Возможно, в следующем году власти начнут предпринимать конкретные шаги в этом направлении».

Загрузка...