X

Вы находитесь на старой версии сайта. Новая версия находится здесь:

19rusinfo.ru

27 декабря 2021 06:08 Просмотров: 1706

Обзор за неделю: пресс-конференция Путина затмила все события в Хакасии

Фото: РГ Фото: РГ

Минувшая неделя стала во многом знаковой для редакции 19rus.info. Второй раз журналист редакции побывал на пресс-конференции президента. Первая встреча пришлась на знаковый 2008 год, когда Владимир Путин передавал бразды правления Дмитрию Медведеву. Тогда президент сказал крылатую фразу о том, что он "8 лет пахал как раб на галерах". 

Ранее почти весь журналистский состав ИА «Хакасия» был на встрече с президентом по линии ОНФ, когда в Хакасии организация еще не была такой ангажированной.

Были на съездах Общероссийского народного фронта корреспонденты республиканских СМИ: и частных, и муниципальных. Увы, ни на пресс-конференции, ни на съезде ОНФ Хакасии традиционно не дают слова. Лишь однажды, в 2018 году, журналисту республиканской газеты Юрию Абумову удалось спросить Владимира Путина, как он будет выстраивать отношения с новыми главами регионов там, где жители отдали предпочтение кандидатам от оппозиции. Путин обещал помогать…

Вопросов, которые могли бы задать Путину от Хакасии (ах, опять это БЫ помешало) несколько – от перехода на электроотопление до транспортировки угля – составы, предназначенные на экспорт, до сих пор стоят. Можно было бы спросить про пресловутый госдолг – не хочет ли федеральный центр простить регионам долги. Правительство Хакасии же муниципалам простило, почему бы не последовать примеру.

А то сначала загнали в долги, вынуждая брать непосильные кредиты на исполнение майских указов, а потом через губу отказывают в помощи – ситуация знакомая не только Хакасии.

Впору писать на плакатах: "Хватит кормить не только Кавказ, но и Москву!" Но ведь такой плакат отберет служба безопасности.

Кстати, о безопасности. Вряд ли вы найдете мероприятие, где так дотошно подходили бы к этому. За сутки до пресс-конференции журналистам вручали чипированные бейджи, которые невозможно подделать – каждый с голограммой, каждый просвечивали на входе в Манеж. Всех смишников встречали сотрудники Роспотребнадзора, которые проверяли ПЦР-тесты. Тестирование на ковид проходило по схеме: 19, 21 и 22 декабря, то есть журналисты из Хакасии (таковых набралось три человека, у четвертой девушки тест дал положительный результат, и поездку пришлось отменить) сдавали мазки аккурат в день вылета – успеть  с утра пораньше пройти тестирование в инфекционной больнице, а затем домчаться в аэропорт из МПСа – тот еще квест. Но мы же не в Москве, которая вся стоит в предновогодних пробках. Когда очень нужно, то должно получиться (это, увы, не про незаданный вопрос).

После проверки тестов Роспотребнадзором, журналистов смотрела служба безопасности – проверяли кофры фотографов и операторов, шмонали женские сумки. Находя в недрах дамских баулов парфюм, заставляли брызгать, от чего в фойе стоял запах духов разного калибра – от свежих до шипровых и цветочных.

Часа два смишники, записывая стендапы, беря комментарии и штурмуя буфет с бесплатными закусками – в основном сладкими, чему была не рада мужская половина: "а мясо где?!", потолкались в малом зале, а затем попали в основной – там, где и происходило все действо. На входе пришлось пройти еще сквозь рамки, которые разбрызгивали ионы серебра, и журналисты, уже практически стерильные, входили в зал, где на расстоянии друг от друга стояли примотанные к железному барьеру стулья. На каждом лежала маска с ионами серебра. Везде были одинакового вида мужчины с бейджами «Служба безопасности». Они же еще на входе отбирали неформатные плакаты и бутылки с водой, которые наивные журналисты думали пронести в большой зал. Вставать с места было нельзя. Один фотограф уже во время пресс-конференции задумал поменять локацию – и был пойман фсошником. Правда, все равно потом пару раз нырнул в другую сторону за новым объективом.  

Началась пресс-конференция с заранее согласованных вопросов от федеральных и проправительственных СМИ – РИА Новости, например. Ну или им подобных. Журналисты этих изданий задавали вопросы малоконкретные и занудные, зато с умным видом – создать эффект дискуссии с президентом, так сказать.

Отчаянные региональные журналисты, многие из которых добирались  до Москвы по двое суток, изо всех сил тянули плакаты. Кто-то даже матерился, услышав вопрос от идиота из Великого Устюга про Деда Мороза. Кто-то из девушек снимал туфли и сидел босиком, кто-то уже начинал привставать с мест. И все тянули и тянули руки или плакаты. Тщетно – мистер Песков предпочитал RT, Ксению Собчак и других медийных личностей. Собчак спросила, кстати, про земляка из Хакасии, руководителя ГУФСИН по Иркутской области Леонида Сагалакова, которому президент недавно присвоил генеральское звание. Путин ответил как-то уж очень расплывчато – когда конкретика ему не нужна, то подловить бывшего чекиста нереально, прямо отвечать он не будет, если не захочет.

«Что касается пыток и недостойного, жестокого обращения с людьми, которые находятся в местах лишения свободы, к сожалению, это проблема не только России. Если вы посмотрите, что происходит в соответствующих учреждениях в других странах, увидите, что там проблем не меньше. Это общемировая проблема.

Я опираюсь на информацию, которую мне  приносят из разных источников, и после этого подписываю. Возможны ли здесь какие-то ошибки? Да, бывают. Жизнь сложна и многообразна, ничего тут не поделаешь. Здесь то, о чем вы говорите, нужно опираться на данные следствия. 17 уголовных дел возбуждено и они расследуются.

Вы назвали один случай, а там, по-моему, уже десятки уволенных. Уверяю вас, там нет ни одного заинтересованного в деле следователя. Мы поэтому и разделили Следственный комитет и прокуратуру. Да, проблемы есть, надо спокойно работать и опираться на добросовестное, полноценное расследование преступлений», - ответил президент РФ.

Еще один никчемный в общей массе, но удачный промо-вопрос прозвучал от Анны Хилькевич. Звезда «Универа», облизывая надутые губки, прорекламировала свою мало кому известную соцсеть, видимо, в надежде поднять рейтинг. Архиважно в общероссийском масштабе, что сказать.

Говорил Путин о многом. Например, о коронавирусе – что коллективный иммунитет в России сейчас 59,4%, это очень мало, нужно под 80%. Сказал о недопустимости насмешек над чувствами верующих, умудрившись угодить даже талибам* (организация пока все еще запрещена в России), о газе и Европе (зря что ли приглашались федеральные СМИ), об индексации пенсий, о заказчиках убийств Политковской и Немцова:

«Я все делал для того, чтобы раскрыть эти преступления. Виновные сидят в тюрьме. Органам следствия неизвестно, что есть какие-либо оставшиеся без наказания заказчики. Все, что от нас зависит, будем делать и в будущем. Если стоят заказчики, которых мы не знаем, будем их искать».

Ну а регионов в России-матушке как будто и не существует вовсе. Не до них, когда такая глобальщина решается.

Единственное - Владимир Путин сказал о главах субъектов, что "руководители регионов проявили себя в высшей степени ответственно, не боялись брать на себя сложных решений". Надо полагать, это утверждение относится и к главе Хакасии, раз обратного сказано не было. 

Насторожило, что ВВП много говорил на военную тематику – о расширении НАТО на Восток, об Украине и проч.

Но порадовало, что президент в здравом уме и твердой памяти, хорошо выглядит, даже лучше, чем во время прошлогодней пресс-конференции.

Это значит, что радикальных перемен, подобным тем, о которых много вспоминали в последнее время (30-летие развала СССР), не будет. Как говорится, не дождетесь.

Такой была неделя глазами корреспондентов 19rus.info. Будьте в курсе! Оставайтесь с нами!

Алла Степанова

Загрузка...