X

Вы находитесь на старой версии сайта. Новая версия находится здесь:

19rusinfo.ru

28 декабря 2021 07:09 Просмотров: 11155

Валентин Коновалов - о развитии Хакасии, критике, Агафье и электромобилях

Фото: 19rus.info Фото: 19rus.info

Завершается еще один год - 2021-й. Непростой, пандемийный, сложный, изменивший общество... Как говорят в таких случаях, выберите главное или нужное. Каким этот год был для правительства региона и губернатора, рассказал в интервью корреспонденту 19rus.info Валентин Коновалов.

Полную версию разговора с руководителем республики смотрите в видеосюжете информагентства.

- Валентин Олегович, тема нашего сегодняшнего разговора - итоги уходящего 2021 года. Соответственно, первый вопрос: с какими трудностями в течение года вам пришлось столкнуться. Что стало испытанием в работе главы Хакасии?

- Основная трудность и испытание — это новая коронавирусная инфекция. Весь 2021 год мы с ней прожили. В борьбе с ней. Конечно, сложно было принимать некоторые решения. Но мы старались соблюсти баланс между развитием экономики и сохранением жизни и здоровья жителей республики.

- Но ведь это уже не первый год, будем говорить откровенно, у нас идет пандемия. Может быть, еще что-то было?

- Первый год, 2020-й, когда мы с ней столкнулись, инфекция так активно еще не распространялась. Мы, что называется, еще только учились, как с ней бороться, главное, как с ней жить. 2021-й  открыл ее в полной мере, и надо было больше решений принимать на региональном уровне. Откровенно скажу, это уже был другой этап работы и борьбы в рамках изменившегося мира. Не только наша страна и республика с этим столкнулись, а все человечество. 

- Все-таки коронавирус вносит свои коррективы, от этого уже дальше мы смотрим, как будем действовать.

- Безусловно.

- Хорошо. Тогда назовите три реальных достижения правительства Хакасии в 2021 году. Чем вы можете гордиться?

- Первое, что хотел бы выделить, это оздоровление финансовой системы. Потому что мы действительно провели в этом году и в предыдущие годы очень большую работу. Но основные плоды принес именно 2021 год. В частности, закрыли кредиторку муниципалитетам, которая копилась с 2015 года. Мы решили ряд проблем в системе льготного обеспечения лекарствами наших жителей. Тоже была кредиторка, она тоже была многолетняя.

Сегодня мы свели ее к нулю, эту задачу я ставил на начало этого года, и Минфин вместе с Минздравом ее выполнили. Мы списали долги муниципалитетам, это сумма почти 750 млн руб. Решили закоренелые проблемы в сфере ЖКХ. Сегодня видно, что она функционирует без сбоев. Изменили налоговое законодательство в пользу муниципальных образований. Как вы знаете, мы отдали им 30% отчислений по упрощенной системе налогообложения. Причем это было не какое-то спонтанное решение. Во-первых, мы посчитали, что муниципалитетам надо все-таки расширить их доходную базу, а с другой стороны, заинтересовать их работать с малым и средним бизнесом.

Наверное, второе достижение, которое я хотел бы выделить, - это рост инвестиций, рост доходов нашего бюджета. В этом году у нас инвестиции выросли на 72%. Инвестиционный климат у нас улучшился еще в прошлом 2020 году. Но в этом году мы первые по инвестициям в СФО. И это тоже большое достижение.

- И третье?

- Не могу не отметить, к сожалению, коронавирусную повестку, ее никуда не денешь. Нам пришлось, планы, конечно, были. Эти планы в свете коронавирусной инфекции легли на благодатную почву — это серьезно поработать над развитием здравоохранения: первичного звена, целого ряда направлений — онкологии, сердечно-сосудистых заболеваний. В сферу вложены большие средства. Что касается борьбы именно с инфекционными заболеваниями, уже окончательно отстроены структура, маршрутизация пациентов, работа call-центров и лечение пациентов на дому и в стационаре.

То есть проведена большая системная работа. Фактически в ежедневном режиме весь год проводил штабы по коронавирусу, вы знаете, целый ряд совещаний по развитию системы здравоохранения. У нас строятся объекты, ремонтируются те, которые есть, закупается оборудование. Надо сказать, в этом году система здравоохранения переходит на качественно иной уровень. Результаты мы увидим в ближайшие годы.

- Я, наверное, все-таки отмечу, что, возможно, многие жители не согласятся и скажут, что у нас все равно есть какие-то провалы в системе здравоохранения...

- Нет, никто не говорит, что она идеальна. И тут вопрос опять же стратегии. Нельзя по щелчку пальцев, по волшебной палочке в реальном мире в один момент все изменить. То есть мы движемся в этом направлении. Что касается администрирования, мы вкладываем туда средства и силы. Это принесет плоды. Пусть не сегодня, но со временем. Мы, кстати, занимаемся и кадровым вопросом, который наиболее болезненный.

Всегда, когда меня спрашивают, почему есть проблемы, есть жалобы. Конечно, кадровый вопрос ключевой. И здесь у нас есть определенный прорыв. Мы приняли новые меры социальной поддержки наших врачей, чтобы заинтересовать их остаться в республике, приехать медработникам в республику из других регионов. Об этом ключевом направлении мы тоже не забыли. Это произошло в этом году, мы заложили серьезные средства для приобретения жилья нашим медработникам. Это 100 млн — 2022 год, около 200 млн — 2023 год. Поэтому — дорогу осиливает идущий. И мы движемся в этом направлении, чтобы у нас было развитое здравоохранение, чтобы медицину уважали, любили, чтобы она оказывала все больше помощи нашим жителям.

- Тут, наверное, главное, чтобы надеялись, что врачи приедут вовремя, окажут помощь. Очень надеюсь, что в следующем году эти подвижки, которые начались, как вы говорите, в 2021-м, мы увидим какие-то результаты в 2022.

Еще одна актуальная на сегодня для Хакасии повестка — это, конечно, экология. Она была, есть и будет. Широко обсуждаются работа угледобывающих предприятий. Вы неоднократно заявляли, что за то время, как вы возглавляете республику, не выдано ни одной новой лицензии на разработку угля. А что еще делает правительство Хакасии для улучшения экологического благополучия в регионе?

- Правильно отметили, действительно, не выдано. Мы понимаем, чтобы не увеличивать нагрузку на нашу экологию, природу, конечно, нужны определенные изменения. Основную цель мы сегодня видим во вхождении в программу «Чистый воздух». Причем у нас стоит не просто цель войти в эту программу, нам нужно, чтобы эта программа была изменена на федеральном уровне.

Этот вопрос мы активно прорабатываем в профильном министерстве, и с руководством правительства, например, с зампредом Абрамченко. Нас слышат и нас поддерживают, другие регионы, например, наши соседи — Красноярский край. Потому что да, у нас есть программа, она направлена на улучшение экологии, но пока там, например, нет тех мероприятий, которые нам нужны. Мы добиваемся, чтобы они были включены. В частности, дотирование тарифа на электроэнергию и модернизация сетей, возможность финансирования и их модернизация.

Потому что сегодня, не скрою, та работа, которая была проведена в предыдущие годы, о чем вы спрашиваете, мы создали сводный том предельно допустимых выбросов, прогностическую схему, приобрели лабораторию. В общем, огромная аналитическая работа. То есть мы сегодня понимаем, кто наносит вред, где эти источники, в каком объеме. Исходя из этого анализа, мы видим, что существенная часть, почти 55% - это дым печей частного сектора, около 40% - это наши предприятия, в том числе, промышленные котельные. Таким образом, мы понимаем, что эту часть и надо замещать. Здесь мы тоже уже сделали ряд шагов. В частности, это переключение Подсинего на мощности Абакана, это переключение Черногорска на мощности Абаканской ТЭЦ.

В следующем году, мы уже проработали этот шаг, это переподключение ряда населенных пунктов Усть-Абаканского района. То есть таким образом у нас количество источников вреда в промышленном масштабе уменьшается. Будет строительство котельной в Белом Яре. Частный сектор — это тоже большой пласт. На своем уровне мы тоже стараемся предпринимать шаги. Например, в бюджет следующего года мы заложили средства на датирование муниципальных экологических программ. Предложили муниципалитетам в 2022 году разработать эти программы, 50% их готовы финансировать. В частности, речь идет о датировании льготных тарифов. Но мы это сможем сделать по нашим расчетам до 1 рубля 30 копеек, если только муниципалитеты опять же эти программы разработают. С программой «Чистый воздух» мы планируем, что сможем опустить тариф до рубля. Поэтому работа ведется. Непрерывно. И здесь опять же игра в долгую, долгосрочная.

- На перспективу.

- Конечно, сиюминутного результата здесь не будет. Более того, мало, чтобы работали региональные органы, федеральные, муниципальные. Каждый из нас должен взять на себя определенную ответственность — не жечь в печах пластик, мусор. Не выбрасывать мусор из машины. То есть экология строится на консолидации общества. Важно добиться этой консолидации, чтобы каждый на своем уровне, в зоне своей ответственности заботился о нашей природе.

- В контексте того, что вы сейчас сказали, конечно, нельзя не затронуть тему стратегии социально-экономического развития региона до 2030 года. Как мы видим в дальнейшем промышленное развитие региона, в частности. Я так понимаю, что 2021 год, я даже себе пометила, это окончание первого этапа этой стратегии. Мы какой сценарий прошли и по какому сценарию будем двигаться дальше? Потому что там их несколько: консервативный, базовый, целевой. Кратко остановитесь на основных моментах.

- Действительно, у нас в конце 2019 года была принята стратегия развития до 2030 года. Это объемный документ, над ним работали все министерства, кто нам его отправлял — это министерство экономического развития. После того как правительство закончило работу, мы ее представили Верховному Совету. Еще одна большая работа была проведена. То есть мы старались сделать ее живой и реальной. В конце 2019 года мы ее утвердили. Что тут надо понимать? Стратегия - это комплекс бюрократических документов. Да, мы определили наши приоритетные отрасли, определенные концептуальные моменты. Стратегия будет меняться. Никто не мог предсказать в конце 2019 года, что у нас начнется вся эта история с коронавирусом.

- Вот как раз это и интересно.

- Тут опять же возвращаясь к предыдущему посылу, стратегия — это живой документ, она реагирует на то, что происходит, мы ее будем корректировать в дальнейшем. Но в ней определены концептуальные моменты. То есть это приоритетные отрасли: сельское хозяйство, строительство, туризм. И мы определили концепт, что нам нужно уходить от сырьевой зависимости. В общем-то, в этом направлении мы движемся. Нам нужно оздоравливать наши финансы, нам нужен рост доходов, оптимизация расходов. Этим всем на протяжении всех трех лет мы занимались. И есть результат. Но если все-таки чуть-чуть отойти в сторону, и сказать что я вижу как руководитель, на что я ориентирую свое правительство в концептуальном плане. К чему мы идем?

- Да, к чему?

- Смотрите, близится 2022-й. До следующего века, до 2100 года, у нас остается 78 лет. Вы можете себе представить даже приблизительно, как 80 лет назад в предвоенное время в Хакасии люди видели сегодняшнее будущее, в котором мы живем?

- С трудом, наверное.

- С трудом. Думаю, вряд ли они хотели какой-нибудь TikTok, популярного певца Моргенштерна. Точно они хотели, чтобы здесь было производство — Саяно-Шушенская ГЭС, Абаканвагонмаш, алюминиевый завод. Надо сказать, что, наверное, наши предки умели и мечтать, и с другой стороны, умели делать, воплощать свои мечты в жизнь.

- Хорошо, тогда у меня сразу возникает вопрос, а как вы тогда видите это будущее?

- Вот. Мы не можем видеть его четко. Я уже сказал, это в принципе невозможно. Мы можем приблизительно представить, как будут развиваться экономика, научно-технический прогресс. При этом могут быть такие факторы, как коронавирус, экстремальные ситуации. Конечно, лучше бы этого не было. Но этого тоже исключить нельзя. Но при этом мы понимаем, какое будущее хотим для наших детей, внуков и правнуков. И это, наверное, основной фильтр. То есть мы что хотим? Чтобы они жили в благополучии, встретили этот 2100 год радостно, в комфорте, в справедливом обществе. Здесь и должны быть определенные фильтры. Для меня, наверное, их 4 основных в концептуальном плане.

Первый — это человеческий потенциал. Мы хотим, чтобы у нас здесь в Хакасии жили люди, сохранившие свою культуру, традиции, языковое многообразие. Чтобы сохранился народ, который есть. Для этого нужно, чтобы народ был здоров, нужна медицина. Он должен хотеть сюда приезжать. Здесь должна быть работа. Он должен хотеть здесь укорениться, чтобы много-много поколений у нас здесь жило. Надо создать эти условия.

Другой фактор, который мы должны учитывать в концепции этого будущего, это наша природа и экология, цель на ее сохранение. Потому что, если этого не будет, вряд ли кто-то захочет сюда ехать.

Через этот фильтр мы тоже должны пропускать все свои решения. Сохранить чистый воздух, воду, почву, леса, наши природные богатства.

- Смотрите, ваши предшественники, тот же Алексей Лебедь, Виктор Зимин, у них ведь тоже были и концепция, и стратегия. Те люди, которые будут смотреть наше с вами интервью, они скажут, у кого-то же тоже уже было, этого все хотят, чтобы люди жили достойно, чтобы сохранялась экология. Отличие вашей концепции от ваших предшественников в чем?

- Первое, мы все-таки понимаем, что нельзя построить что-то из пустоты. Любая концепция, любая стратегия она на чем-то основывается. Любое учение на чем-то основывается. Здесь я не вижу какого-то противоречия. Алексею Ивановичу Лебедю республика досталась в очень сложные 90-е годы, нищета. Он решал все эти проблемы. Кстати, он боролся за возвращение ГЭС, то же, что мы делаем сегодня. Он судился, но проиграл. При Викторе Михайловиче у нас появились перинатальный центр, огромный музейный комплекс.

Наши предыдущие руководители Евгений Александрович Смирнов тоже большую работу провел. Владимир Николаевич Штыгашев в 80-е годы руководил республикой. Галина Алексеевна Трошкина. И даже сегодняшняя наша стратегия, которая до 2030 года, мы же ее строим на том, что у нас есть. Та индустрия, которая была создана в советское время, та инфраструктура, которая нам досталась от предшественников, это отправная точка.

- И в том числе развиваем те сильные стороны, которые уже были наработаны нашими предшественниками. Возвращаясь к тем фильтрам: человеческий потенциал, экология и, конечно, экономика. Мы должны развивать. Но уже экономика должна учитывать, чтобы люди здесь жили, чтобы им было интересно, привлекать их сюда приезжать и оставаться здесь. И чтобы эта экономика сохраняла природу. В стратегии у нас это есть. Я уже сказал, мы ставим на те отрасли, которые либо не наносят вред экологии и человеку, либо этот вред минимизирован. Туризм, строительная отрасль, сельское хозяйство, малое и среднее предпринимательство, сфера услуг. Те производства, которые у нас исторически сложились, наши промышленные гиганты, они тоже должны развиваться, чтобы минимизировать вред природе. Тем более, научно-технический прогресс позволяет это делать.

Ну и, конечно, чтобы человеку было комфортно жить, должна быть развитая инфраструктура. В этом году мы рекордную сумму - миллиарды - вложили в развитие дорожной сети. В реконструкцию, в ремонты. Социальная инфраструктура — это образование, здравоохранение. Чтобы человек мог отвести ребенка в детский сад, в школу, сходить в Дом культуры. Республику мы должны стараться развивать комплексно, я считаю. Наши крупные города — Абакан, Черногорск, но и не забывать про села. Тем более, там наши культурные традиции.

- Поэтому вот 4 основных фильтра, которые можно выделить концептуально: человек, природа, экономика, инфраструктура. На это мы нацелены, через это мы все будем пропускать именно в такой последовательности.

- Не могу не отметить следующий момент и не поговорить об этом. Недавно зампредседателя Госкомитета по цифровому развитию Евгений Мамаев развенчал очередной фейк о падении доходов бюджета. Я вам сейчас процитирую то, что он написал. Цитата «за время работы Коновалова за 2019-2021 годы в бюджет Хакасии дополнительно получено 40 млрд рублей». Но в этом случае разве корректно говорить, что это как бы заслуга вашего правительства? Мы же знаем, что в последнее время достаточно изменилась конъюнктура рынка — выросли мировые цены на уголь и алюминий. Если я не права, поправьте меня. Почему вам приписывают эту заслугу?

- Ну если приписывают, то, наверное, она есть. Не сказать, что это заслуга только одного правительства. В этом направлении правительство все эти годы проводило очень большую работу. Мы понимаем, РУСАЛ, который принес львиную долю роста по налогам на прибыль, с ним мы проводим очень большую работу в плане налогообложения, в плане бюджетной системы, в плане развития производств наших предприятий, которые есть на территории республики, которые находятся под управлением РУСАЛа. Большую работу проводим по сотрудничеству в социальной сфере. Создаем все условия, чтобы предприятие развивалось, получало эти прибыли.

С другой стороны, надо сказать, рост-то идет не только по налогам на прибыль от угольщиков и алюминщиков. У нас по итогам года, пока мы их видим за 11 месяцев, тенденции по прогнозу, скорее всего, будут только в лучшую сторону. У нас рост практически по всем видам ключевых доходов. Это касается, например, малого и среднего бизнеса. На секундочку, малый и средний бизнес — это 20% нашего валового регионального продукта, это около 15% наших налоговых отчислений. В этом году это тоже существенный рост. Треть выросла по доходам, и это несмотря на то, что в прошлом году, и в этом году мы принимали решение по снижению налогообложения на нашем региональном уровне. Поэтому результаты есть.

Более того, многие этого не замечают. Наверное, обычному жителю в его ежедневных бытовых заботах это невозможно увидеть. Мы проводим очень большую работу по оздоровлению финансовой системы, в целом. Да, человек заметит какую-то огромную стройку, заметит, что зарплата в два раза выросла, но вряд ли он заметит, что миллиард или 2,5 млрд кредиторской задолженности погасили муниципалитетам. Или реструктуризировали структуру нашего долга, свели к минимуму коммерческий долг и теперь ежегодно не платим более миллиарда на обслуживание этого долга. Эта работа неблагодарная, она системная, и три года мы ее проводим. Ее мало кто видит...

- Евгений Мамаев заметил и отметил.

- Тут дело-то не в Евгении Мамаеве. Отчасти все-таки видно, что стабильно, без задержек выплачиваем заработную плату, чего раньше не было. И я уверен, что следующее правительство, в 2030-м или 2040-м скажет за эту работу большое спасибо. Потому что без оздоровления финансов невозможно нормально развиваться. Пока мы не закроем имеющиеся долги, очень сложно смотреть в будущее и прогнозировать. Тем более, мы понимаем, что мы могли это вложить, миллиард, который мы отправляем на погашение кредита, вложить на развитие образования, здравоохранения, экологии. В любом случае, мы проводим эти решения, потому что понимаем, если у нас есть этот груз, не можем уверенно смотреть в будущее. Здоровые финансы — это очень важно. Это стабильность.

- Да, согласна. Был в этом году еще один момент. Правительство Хакасии обратилось в Минприроды России наверх с просьбой ограничить посещение заимки Агафьи Лыковой. Общественность в какой-то степени отметила, что, возможно, это какое-то давление на природоохранное учреждение, которое занимается здесь охраной природы. Может быть, республика сама хочет выдавать разрешение на посещение Агафьи Лыковой? Хотите забрать это право у заповедника?

- Мне кажется, это информационно было раздуто. Каждый действовал в своих полномочиях. Мы обратились в Минприроды России в соответствии с нашим законодательством, как раз в тот орган, который курирует заповедник. Здесь как-то все с ног на голову перевернули. У заповедника есть свои полномочия, никто их не оспаривает. Но заповедник должен следить за природой. Агафья Лыкова — это человек, в первую очередь наша гордость, определенный культурный код. Она — человек, это не аттракцион, не какое-то развлечение. То есть нельзя приехать к человеку в дом ради какого-то хайпа, фотографии в Инстаграме и политических очков.

Это неправильно. Право на посещение конкретного человека не может выдавать ни заповедник, ни губернатор, ни кто-либо другой. Это неправильно с моральной точки зрения. Все-таки важно, чтобы Агафья Карповна, понятно, что она старый человек, ей нужна определенная забота, но важно, чтобы это не превращалось во все это.

- Тогда к другому вопросу, к самому животрепещущему, потому что близятся губернаторские выборы. Будете выдвигаться на следующий срок? Если да, то почему? Если нет, соответственно, почему?

- Мою работу оценивают жители республики, они мне доверили этот пост, избрали. И президент, потому что я нахожусь в вертикали. Пока рано что-то говорить, у меня срок истекает в 2023 году. Если будут поддержка и доверие жителей, если будет доверие президента, естественно, буду выдвигаться.

- Вас часто критикуют за любое движение. Что бы вы ни сделали, люди уже шутят и говорят, будет либо мем с участием Коновалова в соцсетях, либо же отставка. Как вы относитесь к критике?

- Отношусь нормально, адекватно. Мы же понимаем, конструктивная критика призвана помочь человеку. Критиканство призвано утопить человека. Любой политик, любой публичный чиновник будет встречать все виды критики, поэтому я отношусь индифферентно. Вижу, где критика действительно по делу, конечно, мы воспринимаем, исправляемся, работаем над этим. А где эти политические вещи, трескотня, ко мне это не прилипает.

- А вы вообще Телеграм читаете? То, что пишут.

- Да, читаю. Мне отправляют, я, конечно, смотрю. У меня много родственников, друзей, знакомых, в силу специфики моей работы приходится это делать.

- В продолжение темы тогда спрошу: почему правительство не хочет вернуть елку на Первомайскую площадь? В том же Телеграме недавно обсуждался этот вопрос.

- У нас в Абакане Новогодняя елка есть. Находится в Черногорском парке. Ту елку, которая использовалась на Первомайской площади, отдали Черногорску. Понимаете, на Первомайской площади есть елки, в том числе и украшения. Наверное, такая помпезность: две елки на один город, это многовато. Видимо, когда ранее принимались эти решения, была какая-то политическая подоплека, может быть, была какая-то конкуренция между городом и республикой. Помимо этого, большие траты из республиканского бюджета.

- То есть чуточку экономия...

- Да, чуточку экономия. Но с другой стороны праздник мы все равно стараемся оформить. Мы понимаем, что он нужен. Черногорцы тоже хотели елку.

- Все хотят праздника и елок. Ну и, наверное, тут было бы какое-то перенасыщение елками. Не могу с вам не согласиться. В завершении разговора будем говорить уже не о политике, а о вашем личном, уходящем 2021-м. Какую книгу вы прочитали? Было ли у вас время что-либо читать?

- Знаете, я читаю. Правда, приходится это делать эпизодически. Пока лечу в самолете, когда какая-нибудь длительная поездка или когда все-таки освобождается время в выходные. Хотя и работа, и семья, личного свободного времени очень мало. Последнее, что я прочитал, это Мао Цзэдун «О новой демократии». И еще читал интересный сборник рассказов «Расстрелять!» Покровского. Такая военная тематика.

- А из фильмов что можете назвать? Были какие-то фильмы, которые удалось посмотреть?

- Тоже периодически. С супругой на выходных смотрим. Мне запомнился фильм «Прислуга».

- Это сериал или фильм?

- Фильм. Где-то 60-е годы в США описываются. Поднята тема афроамериканского населения, проблемы и сегрегация. И последнее мы смотрели - «Колетт». Французская писательница, довольно интересный.

- Наверняка супруга занимается подборкой того, что вы посмотрите?

- Вместе.

- Ваше средство от усталости? Как вы боретесь с усталостью?

- Лучший способ — это, наверное, смена деятельности. Поэтому работа и спорт.

- Какой вид спорта тогда?

- Я сейчас просто хожу в спортзал.

- На тренажеры?

- Да, тренажеры, железо.

- Ставите для себя какую-то личностную цель в следующем году? Чего хотите достичь?

- Знаете, из года в год я ставлю одну основную цель — дальнейшее развитие. Потому что, если человек перестает развиваться, он начинает деградировать. Поэтому стараюсь развиваться.

- Вас как человека, не как губернатора, что конкретно удивило в этом году? Было что-то такое, когда вы «вау!», например?

- Поздняя зима. Но вообще, вы знаете, удивило сильно возросшее у нас количество электромобилей.

- Да вы что?

- Да, я как-то раньше не замечал, а тут обратил внимание, что у нас их немало в Абакане.

- В Абакане, в столице? Я тоже не замечала. Хорошо, что вы об этом сказали.

- Посмотрите. И это, кстати говоря, такой положительный тренд для экологии. 

- Ну да, если учесть сколько у нас на семью приходится автомобилей и вообще на жителей. Как вы будете отмечать Новый год?

- Дома, с семьей.

- На даче или в городе останетесь?

- Мы пока не решили. Скорее всего да, на даче. 

- И сейчас, уже завершая наш разговор, можете обратиться к жителям Хакасии с пожеланием.

- Уважаемые друзья, поздравляю всех с предстоящими новогодними праздниками. Год у нас, как всегда, выдался непростым. Но давайте с оптимизмом смотреть в будущее. Хочу пожелать, чтобы в предстоящем году все ваши заветные мечты, благие цели сбылись. Чтобы здоровье было крепким, чтобы родственники, семья поддерживали. И чтобы удача не обходила стороной. С наступающим Новым годом!

- Спасибо, Валентин Олегович, что вы к нам пришли. От себя и от редакции информационного агентства «Хакасия» поздравляю вас с наступающим 2022 годом! Здоровья вам, вашей семье. Всего самого наилучшего!

- Спасибо большое!

Беседовала Светлана Стафиевская

Видео

Загрузка...